LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 24
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

чаях. Как сказано в ч. 4 ст. 42 ГПК, «в необходимых случаях суд по своей
инициативе вправе привлечь к участию в деле соответствующий государ-
ственный орган или орган местного самоуправления». Это означает воз-
можность вступления в дело органа управления и при отсутствии в законе
соответствующих на то указаний. Так, несмотря на отсутствие в ФЗ «О са-
нитарно-эпидемиологическом благополучии населения»3 прямых указаний
на возможность вступления в дело органов государственной санитарно-
эпидемиологической службы РФ для дачи заключения по делу, главные
санитарные врачи, другие должностные лица и специалисты Госсанэпид-
службы РФ могут привлекаться судом в порядке ст. 42 ГПК к участию в
деле, связанном с санитарно-эпидемиологическим благополучием населе-
ния, с целью защиты прав граждан на охрану здоровья и благоприятную
окружающую среду. В соответствии с п. 1 ст. 13 ФЗ «О качестве и безопас-
'СЗ. 1999. № 10. Ст. 1163.
2 СЗ. 1996. № 3. Ст. 140. См. также п. 6 постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября
1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» в ред. поста-
новления № 2 Пленума ВС РФ от 17 января 1997 г. (ВВС РФ. 1997. № 3. С. 6 (п. 4)); постанов-
ления № 11 Пленума ВС РФ от 10 октября 2001 г. (ВВС РФ. 2001. № 12. С. 2 (п. 4)).
3СЗ. 1999. № 14. Ст. 1650.
232 Раздел //. Лица, участвующие в деле
ности пищевых продуктов»' государственный надзор и контроль в области
обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов осуществляются
органами государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ,
органами государственной ветеринарной службы РФ, органами государст-
венной хлебной инспекции РФ, органами государственной инспекции по
торговле, качеству товаров и услуг и защите прав потребителей РФ, а также
органами, осуществляющими государственный надзор в области стандар-
тизации и сертификации. Это означает, что по делам, связанным с качест-
вом и безопасностью пищевых продуктов, в необходимых случаях суд
вправе привлечь к участию в деле для дачи по нему заключения соответст-
вующий государственный орган независимо от того, предусматривает ли
материальный закон возможность такого участия.
Целью участия органов управления в гражданском судопроизводстве в
форме дачи по делу заключения является реализация возложенных на него
законом функциональных обязанностей и как следствие этого защита нару-
шенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов дру-
гих лиц, государственных, а также общественных интересов". Участие органов
управления в деле связано с осуществлением ими управленческих функций.
Это, в свою очередь, означает, что процессуальный интерес органов управле-
ния к делу обусловлен их компетенцией в соответствующей сфере государст-
венного или местного управления. В этой связи орган управления вправе
вступать в дело для дачи по нему заключения в порядке ст. 42 ГПК лишь по
тем категориям дел, которые относятся к предмету его ведения в сфере
управления. Только в таких случаях участие в процессе органа управления
будет оправданным и целесообразным. Так, орган опеки и попечительства не
вправе давать заключения в процессуальном качестве органа управления по
жилищным делам. В свою очередь, жилищные отделы (управления) местной
администрации не вправе принимать участие в судебном процессе в качестве
органов управления по делам, связанным с воспитанием детей.
Правовым средством реализации органом управления своей компетен-
ции в сфере гражданского судопроизводства является дача заключения3.
1 СЗ. 2000. № 2. Ст. 150.
2 См. также: Намазова Р.С. Процессуальные особенности рассмотрения в судах граждан-
ских дел, связанных с нарушением законодательства об охране окружающей природной сре-
ды: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1988. С. 14; Цепкова Т.М. Проблемы пра-
вового регулирования процессуального положения и деятельности лиц, участвующих в судеб-
ных семейных делах: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С 22-23; Жильцо-
ва Н.А. Проблемы участия органов милиции общественной безопасности в гражданском судо-
производстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 18.
3 Обзор мнений по вопросу о сущности заключения органов управления см.: Сахнова Т.В.
Судебная экспертиза. М: Городец, 1999. С. 86.
Глава 8. Участие в деле лиц по основаниям ст. 42 ГПК РСФСР 233
Заключение органа управления по делу представляется в суд в письменном
виде и содержит его мнение по существу рассматриваемого судом дела. В
своем заключении по делу орган управления, руководствуясь своими спе-
циальными знаниями в соответствующей сфере государственного или ме-
стного управления, предлагает суду свой, компетентный вариант разреше-
ния юридического конфликта или дела. Такое заключение не является для
суда обязательным, однако свое несогласие с ним суд обязан мотивировать
в решении.
Как самостоятельный субъект права орган управления (управленческая
структура) может участвовать в деле в различных процессуальных качест-
вах: стороны в материально-правовом смысле, то есть истца, ответчика или
третьего лица с самостоятельными требованиями, защищающего свои пра-
ва, свободы или охраняемые законом интересы; процессуального истца
(заявителя), то есть лица, защищающего от своего имени чужие права, сво-
боды и охраняемые законом интересы, и, наконец, в качестве собственно
органа управления, дающего заключение по делу. Участие управленческой
структуры в деле в качестве именно органа управления отличается от ее
участия в качестве стороны в материально-правовом смысле тем, что
управленческая структура (государственный орган или орган местного са-
моуправления) не может быть субъектом (в том числе предположительно)
того спорного правоотношения, которое является предметом судебного
разбирательства. Поэтому управленческая структура, вступающая в дело
для дачи по нему заключения, не имеет и не может иметь в принципе само-
стоятельные требования или возражения на предмет спора. В противном
случае речь должна идти об участии управленческой структуры в деле в
качестве обычной стороны (истца, ответчика, третьего лица с самостоя-
тельными требованиями). В этой связи особого внимания заслуживает дис-
куссия о процессуальном положении учреждения юстиции по государст-
венной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним'. Наи-
более обоснованным представляется мнение такого автора, как М. Мирзо-
ян, полагающего, что регистрирующее учреждение не может давать заклю-
чение по делу об оспаривании зарегистрированного права в порядке ст. 42
ГПК, потому что является соответчиком2.
1 См.: Мананнчков О. Процессуальное положение учреждений юстиции по регистрации
прав на недвижимость // Рос. юстиция. 2000. № 8. С. 25-26; Мирзоян М. Обжалование дейст-
вий учреждений юстиции, регистрирующих права на недвижимость // Рос. юстиция. 2001. №3.
С. 37-38.
2 Мирзоян М. Указ. соч. С. 37.
234 Раздел II. Лица, участвующие в деле
Вопреки мнению О. Мананникова', учреждение юстиции не может в
этом процессе выступать и в качестве третьего лица, не заявляющего само-
стоятельных требований на предмет спора, потому что в случае удовлетво-
рения иска о признании регистрации недействительной учреждение юсти-
ции обязано аннулировать регистрацию на основании судебного решения.
Таким образом, в отличие от третьего лица, не заявляющего самостоятель-
ных требований на предмет спора, управленческая структура, претендую-
щая на участие в деле в качестве органа управления, не должна быть связа-
на со сторонами гражданским или иным подобным ему материальным пра-
воотношением. Поэтому решение суда по делу между истцом и ответчиком
не порождает гражданско-правовые последствия для управленческой
структуры. Речь идет именно о гражданско-правовых (в широком смысле)
последствиях, которые затрагивали бы интересы управленческой структу-
ры как субъекта гражданских, трудовых и тому подобных материальных
правоотношений. Что же касается последствий, связанных с исполнением
судебного решения, то в силу обязательности судебных актов (ст. 13 ГПК)
и особенностей в порядке их исполнения судебное решение по спору меж-
ду истцом и ответчиком может обусловить возникновение у органа управ-
ления обязанности по его исполнению. Однако совершенно очевидно, что
такого рода обязанность органа управления и корреспондирующее ему
субъективное право заинтересованного лица имеют принципиально иную
природу и направленность, нежели права и обязанности, связывающие ме-
жду собой третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на
предмет спора, и соответствующую сторону.
Таким образом, управленческая структура (государственный орган или
орган местного самоуправления) вправе участвовать в деле для дачи по
нему заключения лишь в том случае, если у этой структуры нет материаль-
но-правовой заинтересованности по данному делу. В противном случае суд
будет иметь дело со стороной (истцом, ответчиком) либо третьим лицом с
соответствующими процессуальными правами и обязанностями.
Поскольку орган управления дает заключение по делу, опираясь на
свои специальные познания в определенной области общественных отно-
шений, то есть выступает в процессе в качестве сведущего, компетентного
его участника, возникает проблема разграничения таких субъектов граж-
данского судопроизводства, как орган управления и эксперт. Действующе-
му законодательству и судебной практике известны случаи необоснованно-
го отождествления указанных лиц. Так, в ст. 20 ФЗ «Об основах охраны
1 Мананнчков О. Указ. соч. С. 25.
Глава 8. Участие в деле лиц по основаниям ст. 42 ГПК РСФСР 235
труда в РФ»1 допущена неточность в определении процессуального поло-
жения государственного инспектора труда по делам, связанным с наруше-
нием законодательства об охране труда и возмещением вреда, причиненно-
го здоровью работников на производстве. В абз. 11 п. 3 ст. 20 указанного
закона говорится о том, что государственный инспектор труда, осуществ-
ляющий государственный надзор и контроль за соблюдением требований
охраны труда, вправе выступать в качестве эксперта в суде по искам о на-
рушении законодательства об охране труда и возмещении вреда, причи-
ненного здоровью работников на производстве. Поскольку основной зада-
чей федеральной инспекции труда является осуществление надзора и кон-
троля за соблюдением законодательства РФ о труде и охране труда в целях
обеспечения защиты трудовых прав граждан, включая право на безопасные
условия труда2, государственный инспектор труда выступает в суде не в
качестве эксперта, а в качестве уполномоченного органа управления. Более
того, норма абзаца 11 п. 3 ст. 20 ФЗ «Об основах охраны труда в РФ» про-
тиворечит п. 1 ст. 21 того же закона, в соответствии с которым государст-
венная экспертиза условий труда возложена на специальные экспертные
учреждения - Всероссийскую государственную экспертизу условий труда и
государственные экспертизы условий труда субъектов РФ.
Таким образом, необходимо различать участие в деле органа управле-
ния и эксперта. Как правильно заметила Т.В. Сахнова, участие в деле орга-
на управления не исключает и не заменяет собой участия в этом же деле
эксперта, потому что орган управления и эксперт представляют собой са-
мостоятельные фигуры гражданского судопроизводства, различающиеся по
правовому статусу и процессуальным функциям3. Орган управления явля-
ется лицом, участвующим в деле, то есть заинтересованным в исходе дела
участником процесса. Поэтому заключение органа управления представля-
ет собой суждение о том, какое решение суда, с точки зрения компетентно-
го субъекта, будет наиболее правильным. Эксперт в отличие от органа
управления является лицом, содействующим правосудию, то есть незаин-
тересованным в исходе дела участником процесса. Поэтому заключение
эксперта представляет собой мнение специалиста о наличии или отсутст-
вии искомого факта, сформированного в результате специального фактоло-
гического исследования.
'СЗ. 1999. №29. Ст. 3702
1 См. п. I и 3 Положения о федеральной инспекции труда: утверждено постановлением
Правительства РФ от 28 января 2000 г. № 78 (СЗ 2000. № 6. Ст. 760).
1 Сахнова Т.В. Судебно-психологическая экспертиза в гражданском процессе Красно-
ярск, 1990.С. 85-86.
236 Раздел II. Лица, участвующие в деле
Поскольку орган управления занимает в процессе самостоятельное по-
ложение, то его участие в деле для дачи заключения не зависит от согласия
или несогласия на то сторон и третьих лиц. Кроме того, будучи коллектив-
ным образованием, орган управления действует в процессе через своих
уполномоченных. В качестве таковых выступают главы соответствующих
администраций или руководители структурных подразделений органов
исполнительной власти субъектов РФ, либо местного самоуправления; ру-
ководители федеральных органов исполнительной власти и их территори-
альных образований'. Указанные субъекты предъявляют суду свои служеб-
ные удостоверения. Иные работники государственных органов и органов
местного самоуправления представляют интересы органов управления в
суде на основании доверенности, выдаваемой за подписью руководителя
соответствующего органа исполнительной власти, то есть в качестве су-
дебных представителей органа управления.
Порядок участия органа управления в судебном заседании регламенти-
руется ст. 182, 185 и 186 ГПК. В соответствии со ст. 182 ГПК заключение
органа управления подлежит оглашению в зале судебного заседания после
исследования всех имеющихся в деле доказательств, до судебных прений
лиц, участвующих в деле. После оглашения письменного заключения лица,
участвующие в деле, а также суд вправе задать уполномоченному (предста-
вителю) органа управления вопросы в целях разъяснения, уточнения или
дополнения оглашенного заключения. Уполномоченные органа управления
имеют право на выступление в судебных прениях (ч. 4 ст. 185 ГПК) и с
репликой (ст. 186 ГПК) после сторон и третьих лиц. В случае вынесения
судом решения, не совпадающего с заключением органа управления, по-
следний как лицо, участвующее в деле, вправе его обжаловать в суд второй
инстанции.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА К ГЛ. 8
Алиева ИД. Гражданско-процессуальная защита прав и охраняемых законом интересов
других лиц по законодательству РФ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000.
Батаева II.С. Судебная защита прав и интересов неопределенного круга лиц: Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999.
Бахарева О.А. Субъекты, защищающие от своего имени права других лиц в гражданском
судопроизводстве (на примере участия органов местного самоуправления): Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. Саратов, 2000.
Гукасян Р., Чепцов Н. Защита чужого интереса: старые правила и новые подходы // Рос.
юстиция. 1994. №5. С. 28.
1 См.: Указ Президента РФ от 17 мая 2000 г. № 867 «О структуре федеральных органов
исполнительной власти»//СЗ. 2000. №21. Ст. 2168.
Глава 9. Представительство в суде 23 7
Добровольский А.А. Участие органов государственного управления в советском граждан-
ском процессе: Лекция. М., 1956.
Тарусина Н.Н. Процессуальная активность - принципиальная основа механизма судебной
защиты // Механизм защиты субъективных гражданских прав. Ярославль, 1990. С. 106.
Уксусова Е. Дела о защите прав неопределенного круга лиц // Рос. юстиция. 1997. №11.
С. 42-44.
Ченцов Н.В. Защита государственных интересов в гражданском судопроизводстве: про-
цессуальные особенности: Учебное пособие. Калинин, 1988.
ЧечотД.М Участники гражданского процесса. М.: Госюриздат, 1960. С. 128-134.
Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процесса. М.,1970. С. 192-213.
Шакарян М.С. Участие в советском гражданском процессе органов государственного
управления. М.: ВЮЗИ, 1978.
Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979.Тема VI. C.I15-
123.
Глава 9
ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В СУДЕ
9.1. Понятие и признаки судебного представительства
Как известно, субъектами гражданского процессуального отношения,
носителями гражданских процессуальных прав и обязанностей являются
отдельные граждане (физические лица) и коллективы граждан (юридиче-
ские лица). Чтобы осуществлять процессуальные права и исполнять про-
цессуальные обязанности стороны или третьего лица своими собственными
действиями (то есть лично), гражданин должен обладать таким юридиче-
ским качеством, как гражданская процессуальная дееспособность. Под
гражданской процессуальной дееспособностью понимается способность
физического лица, то есть гражданина, осуществлять своими личными дей-
ствиями процессуальные права и нести процессуальные обязанности сто-
роны или третьего лица, а также поручать ведение дела судебному пред-
ставителю.
Однако далеко не каждый гражданин в силу своего возраста или со-
стояния здоровья способен лично осуществлять права и обязанности сто-
роны или третьего лица. Кроме того, даже полностью дееспособный граж-
данин может оказаться в ситуации, когда в силу различных причин объек-
тивного и субъективного характера он не в состоянии своими личными
действиями осуществлять процессуальные права и нести процессуальные
обязанности стороны или третьего лица. Среди причин, способных воспре-
пятствовать гражданину в реализации процессуальных прав и обязанностей
личными действиями, можно указать такие, как болезнь, занятость, пребы-
вание в другой местности, юридическая неосведомленность, сложность
дела, а также любые иные обстоятельства, которые могут затруднить пра-
вильное и осознанное использование гражданином своей гражданско-
процессуальной дееспособности1. Единственным выходом из подобного
рода ситуаций является предоставление такому гражданину права на уча-
стие в деле (гражданском процессуальном отношении) в качестве стороны
или третьего лица через другого субъекта права, который бы от его имени и
в его интересах совершал соответствующие процессуальные действия. Со-
гласно ст. 43 ГПК «граждане могут вести свои дела в суде лично или через
представителя. Дела юридических лиц ведут их органы или представители».
Таким образом, правом участия в судебном процессе через представителя
обладают не только отдельные граждане (физические лица), но и коллективы
граждан, то есть коллективные субъекты права (юридические лица).
Итак, судебное представительство есть не что иное, как предусмот-
ренный правовыми нормами способ (механизм) реализации участником
судебного процесса своих процессуальных прав и обязанностей в случаях
отсутствия у него гражданской процессуальной дееспособности или иной
невозможности осуществлять своими собственными действиями процес-
суальные права и обязанности стороны или третьего лица.
С точки зрения гражданского процессуального права как отрасли рос-
сийского права судебное представительство представляет собой общест-
венное отношение, в силу которого одно лицо (представитель) в пределах
своих полномочий осуществляет процессуальные действия от имени и в
интересах другого лица (представляемого) в целях оказания последнему
помощи в судебной защите его прав и законных интересов (см. рис. 13).
Судебный
представитель
истца

Ответчик
Истец
Рис. 13. Схема участия в деле судебного представителя истца
' Розенберг Я.А. Представительство по гражданским делам в суде и арбитраже. Рига,
1980. С. 41.
Глава 9. Представительство в суде 239
Сущность судебного представительства как института гражданского
процессуального права раскрывается в трех его основных признаках. Пер-
вый признак судебного представительства проявляется в следующем. По-
скольку судебный представитель действует от имени другого лица, кото-
рое называется представляемым, право судебного представителя на со-
вершение процессуальных действий, то есть его полномочия, носят произ-
водный от процессуальных прав представляемого лица характер. Причем
для судебного представительства, в отличие от представительства в граж-
данском праве, характерно не замещение одного субъекта права другим, а
присоединение к право- или право- и дееспособности представляемого дее-
способности представителя1. Схематично это можно представить следую-
щим образом:
СП = (пс) или (пс/дс) Пм + (дс) Пл,
где СП - судебное представительство; пс - правоспособность; дс -
дееспособность; Пм - представляемый; Пл - представитель.
Поэтому, несмотря на участие в деле представителя, представляемый
при наличии у него процессуальной дееспособности сохраняет за собой
право на совершение процессуальных действий. Данное положение непо-
средственно вытекает из ст. 43 ГПК, которая гласит, что «личное участие в
деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя».
Более того, в ряде случаев сам закон предусматривает обязательное парал-
лельное участие в деле как представляемого, так и его представителя. На-
пример, в соответствии с ч. 2 ст. 32 ГПК по делам несовершеннолетних в
возрасте от 15 (14) до 18 лет, а также граждан, признанных в установлен-
ном порядке ограниченно дееспособными, права и законные интересы ко-
торых защищаются их законными представителями, суд обязан привлекать
к участию в таких делах самих несовершеннолетних, а также граждан, при-
знанных ограниченно дееспособными. Поскольку ч. 1 ст. 263/4 ГПК преду-
сматривает обязательное личное участие в деле об установлении усыновле-
ния заявителя, то наличие у него представителя не освобождает лицо, же-
лающее усыновить ребенка, от обязанности явиться в суд2.
Что касается юридических лиц, то, хотя в ГПК прямо об этом не указа-
но, тем не менее участие в деле органа юридического лица не исключает
параллельного участия в деле представителя юридического лица (юриста,
руководителя филиала или представительства). . . .
1 См.: ЧечотД.М. Участники гражданского процесса. М: Госюриздат, 1960. С. 137.
2 См. п. 3 постановления № 9 Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. «О приме-
нении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» (ВВС
РФ. 1997. №9. С.6).
240 Раздел II. Лица, участвующие в деле
Итак, сущность рассмотренного признака судебного представительства
состоит в том, что полномочия судебного представителя носят производ-
ный характер. При этом участие в деле представителя не исключает воз-
можности участия в нем самого представляемого им лица.
Второй признак судебного представительства заключается в следую-
щем. Поскольку судебный представитель выступает в процессе не от сво-
его, а от чужого имени, то он вправе действовать только в пределах пре-
доставленных ему полномочий. Другими словами, судебный представи-
тель может совершать лишь такие процессуальные действия, на соверше-
ние которых ему дано право. Практическое значение данного признака со-
стоит в том, что процессуальные действия, совершенные за пределами пре-
доставленных судебному представителю полномочий, не имеют юридиче-
ской силы, то есть не создают для представляемого правовых последствий.
Этим, например, судебное представительство отличается от представитель-
ства в гражданском праве. В этой связи достаточно вспомнить положения
ст. 183 ГК, предусматривающей последствия заключения сделки неупол-
номоченным на то лицом. В соответствии с п. 2 ст. 183 ГК последующее
одобрение такой сделки представляемым создает для него правовые по-
следствия, вытекающие из сделки с момента ее совершения. Аналогично
решается вопрос о последствиях одобрения заинтересованным лицом дей-
ствий, совершенных в его интересе без поручения (ст. 982 ГК).
Третий признак судебного представительства состоит в следующем.
Поскольку представитель совершает процессуальные действия не для себя
лично, а для представляемого им лица, то материально-правовые последст-
вия совершаемых представителем процессуальных действий возникают для
представляемого. В связи с этим юридический интерес судебного пред-
ставителя в деле носит не материально-правовой, а исключительно процес-
суальный характер.
Судебное представительство как предмет гражданско-процессуального
регулирования представляет собой систему правовых отношений, в кото-
рую входят внутренние отношения, складывающиеся между судебным
представителем и представляемым, и внешние отношения, возникающие
между судебным представителем и судом - с одной стороны, а также пред-
ставляемым и судом - с другой стороны. Таким образом, судебное пред-
ставительство представляет собой некий треугольник, основание которого
образуют внутренние отношения, а в качестве сторон треугольника высту-
пают внешние отношения (см. рис. 14).
Суд

Представляемый

Судебный
представитель
Рис. 14. Структура правоотношений судебного представительства
Внутренние отношения как отношения между представителем и пред-
ставляемым носят материально-правовой характер, потому что регулиру-
ются нормами материального права: гражданского, трудового, семейного.
Например, если в качестве судебного представителя выступает адвокат, то
внутренние отношения между представляемым и юридической консульта-
цией регулируются нормами гражданского права (гражданско-правовой
договор поручения). Если в качестве судебного представителя юридическо-
го лица выступает юрист (юрисконсульт) организации, то внутренние от-
ношения регулируются трудовым правом. В случаях представительства в
суде интересов малолетних граждан, внутренние отношения регулируются
семейно-правовыми нормами.
Внешние отношения всегда носят процессуальный характер, потому
что обязательным их участником является суд. Внешние отношения регу-
лируются гражданско-процессуальным правом, которое устанавливает по-
рядок вступления или привлечения в процесс как судебного представителя,
так и представляемого им лица в качестве стороны или третьего лица; объ-
5 ем и характер полномочий судебного представителя1.
i Одним из спорных вопросов теории гражданского процессуального
права является вопрос о процессуальном статусе судебного представителя.
; В связи с отсутствием в перечне ст. 29 ГПК, определяющей состав лиц,
участвующих в деле, судебных представителей мнения ученых-
процессуалистов разделились. Одни авторы относят судебного представи-
1 См.: Ильинская И.М., ЛесницкаяЛ.Ф. Судебное представительство в гражданском про-

<< Пред. стр.

страница 24
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign