LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 21
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

курор вправе задавать вопросы лицам, участвующим в деле, свидетелям,
экспертам, а также обязан сам отвечать на вопросы других участников про-
цесса и суда. В-третьих, деятельность прокурора по поддержанию иска
включает в себя выступление прокурора в судебных прениях и с репликой.
Право лиц, участвующих в деле, включая прокурора, предъявившего иск,
выступать в судебных прениях регламентируется ст. 185 ГПК, действую-
щей в редакции ФЗ 2000 г., и ст. 186 ГПК.
В судебных прениях лица, участвующие в деле, в том числе прокурор,
предъявивший иск, высказывают суду свое мнение по вопросу о том, под-
лежит ли иск удовлетворению, или в иске следует отказать. В этой связи
следует обратить внимание на одну из проблем участия прокурора в граж-
данском деле в инициативной форме. Суть проблемы заключается в том, до
сих пор нет единства в решении вопроса: обязан ли прокурор, предъявив-
ший иск и выступивший в судебных прениях, давать еще заключение по
существу дела в целом в порядке ст. 187 ГПК, то есть перед непосредст-
венным удалением суда в совещательную комнату. Редакция ст. 187 ГПК,
предусматривающая право прокурора на дачу заключения по существу де-
ла в целом, допускает разные варианты ее толкования. Существуют два
варианта толкования ст. 187 ГПК: официальный и неофициальный (док-
тринальный).
202 Раздел //. Лица, участвующие в деле
Суть официального толкования в соответствии с разъяснениями Вер-
ховного Суда РФ сводится к тому, что прокурор обязан давать заключение
по существу дела в целом в порядке ст. 187 ГПК независимо от формы его
участия в деле. Однако наиболее приемлемым представляется неофици-
альный, доктринальный вариант толкования ст. 187 ГПК1, который исходит
из принципа равенства всех участников процесса перед законом и судом,
недопустимости дискриминации процессуальных прав участников процес-
са. В соответствии с указанным принципом ответчик независимо от того,
кто предъявил против него иск: прокурор или рядовой субъект права, не
может быть поставлен в худшие условия по сравнению с истцом. Не слу-
чайно ГПК (ст. 166, 185) предусматривает правило, согласно которому
прокурор, предъявивший иск, всегда выступает первым в порядке дачи
объяснений и в судебных прениях. Заключение прокурора по делу в поряд-
ке ст. 187 ГПК предполагает его выступление после ответчика. Выступле-
ние прокурора, предъявившего иск, и вследствие этого занимающего ак-
тивную, наступательную позицию, после ответчика с неизбежностью вле-
чет нарушение процессуального паритета сторон (нарушение принципов
состязательности и процессуального равенства сторон). Данное нарушение
обусловлено тем, что прокурор, предъявивший против ответчика иск и на-
стаивающий в процессе судебного разбирательства дела на его удовлетво-
рении, получает в порядке ст. 187 ГПК дополнительную по сравнению с
ответчиком возможность продемонстрировать суду свою правоту в споре с
ответчиком путем дачи заключения по существу дела в целом непосредст-
венно перед удалением суда в совещательную комнату. Таким образом,
нарушается конституционное право ответчика на судебную защиту (ст. 46
Конституции РФ), потому что ответчик лишается возможности парировать
доводы «нападающей» стороны в лице прокурора.
Кроме этого, официальный вариант толкования ст. 187 ГПК, согласно
которому прокурор обязан давать заключение по существу дела в целом
независимо от формы его участия в деле, придает толкуемой норме колли-
зионный характер, потому что при таком толковании ст. 187 ГПК вступает
в противоречие с положением ст. 186 ГПК. В ст. 186 ГПК говорится о том,
что после вторичного выступления всех участников судебных прений, к
числу которых относится прокурор, предъявивший иск, право последней
реплики всегда принадлежит ответчику или его представителю.
1 См., напр.: Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. С. 105; Осоки-
па Г.Л. О заключении прокурора в судах первой и второй инстанций // Новая Конституция
СССР и проблемы правоведения. Томск, 1980. С. 85-86.
Глава 7. Прокурор в гражданском судопроизводстве 203
Таким образом, логика действующего законодательства такова, что
прокурор, участвующий в суде первой инстанции в инициативной форме,
должен заканчивать свою процессуальную деятельность выступлением в
судебных прениях и с репликой. Что же касается права прокурора давать
заключение по существу дела в целом в порядке ст. 187 ГПК, то оно может
быть реализовано только в случаях участия в деле в надзорной форме, то
есть тогда, когда прокурор лишен возможности изложить свою позицию
по делу в порядке дачи объяснений (ст. 166 ГПК) и судебных прениях (ст.
185 ГПК). В связи с изложенным представляется резонным предложение
Г.А. Жилина о том, чтобы прокурор как лицо, участвующее в деле, давал
заключение по существу дела в целом в судебных прениях, а не отдельно
от них1, как это имеет место сейчас.
Поскольку прокурор предъявляет иск от своего имени, хотя и в защиту
чужого субъективного права или законного интереса, особую остроту и
актуальность приобретает вопрос о распорядительных правомочиях проку-
рора в судебном процессе. Одним из таких правомочий является отказ от
иска. Право прокурора отказаться в процессе судебного разбирательства от
предъявленного иска прямо закреплено в ч. 3 ст. 41 ГПК. Наличие такого
правомочия у прокурора обусловлено следующими причинами. Если иск
прокурора рассматривать как акт реагирования на то правонарушение, ко-
торое было им обнаружено до и вне процесса, то нетрудно представить
ситуацию, когда прокурор, предъявивший иск, приходит в процесс будучи
глубоко уверенным в наличии как самого правонарушения, так и виновно-
сти лица, его совершившего, то есть ответчика. Основанием для такого
убеждения служат те материалы, которыми прокурор располагал в порядке
общенадзорной деятельности, то есть до возбуждения дела в суде. Однако в
судебном заседании, где исследование доказательств протекает в совер-
шенно иных условиях и в ином объеме, позиция прокурора по делу, возбу-
жденному по его инициативе (иску), может существенно измениться. Учи-
тывая возможность возникновения такого рода ситуаций, ГПК (ч. 3 ст. 41,
ст. 34 и 165) наделяет прокурора, предъявившего иск, такими правомочия-
ми распорядительного характера, как отказ от иска и изменение иска2.
Отказ прокурора от предъявленного им иска представляет собой распо-
рядительный акт, в силу которого прокурор отказывается от судебного
процесса (использования гражданско-процессуальной формы) как способа
пресечения правонарушения и устранения его последствий. При этом необ-
1 Жилин Г.А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой ин-
станции. М: Городец, 2000. С. 263; Он же. Цели гражданского судопроизводства и их реали-
зация в суде первой инстанции: Дис. в виде науч. доклада ... д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 60
2 О понятии "изменение иска" см. п. 15.4 настоящего издания.
204 Раздел II. Лица, участвующие в деле
холимо иметь в виду следующее. Поскольку прокурор не является облада-
телем того субъективного права (законного интереса), защиты которого он
добивался, обращаясь в суд с иском, отказ прокурора от иска не должен
ущемлять права того лица, в интересах которого был предъявлен прокуро-
ром иск. Иными словами, в случае отказа прокурора от иска такое лицо, то
есть истец в материально-правовом смысле, имеет право требовать про-
должения процесса, что и закреплено непосредственно в ч. 3 ст. 41 ГПК.
Таким образом, отказ прокурора от иска по действующему законодательст-
ву влечет за собой прекращение производства по делу лишь в том случае,
если лицо, в интересах которого был предъявлен иск, не настаивает на про-
должении судебного разбирательства.
7.3. Процессуальное положение прокурора, предъявившего иск,
подавшего заявление в защиту прав и законных интересов
других лиц
Вопрос о процессуальном положении прокурора, предъявившего иск,
подавшего заявление, является одним из спорных в науке гражданского
процессуального права и судебной практике. Суть проблемы заключается в
том, что Верховный Суд РФ (аналогичную позицию занимали ранее Вер-
ховный Суд СССР и Верховный Суд РСФСР) неоднократно обращал вни-
мание судей на то, что прокурор, предъявивший иск, не является стороной
по делу, потому что независимо от формы своего участия в деле он всегда
занимает в процессе положение официального представителя государства,
осуществляющего надзор за законностью рассмотрения дела1. Такая пози-
ция высшего судебного органа страны получила в свое время идеологиче-
ское обоснование в трудах таких авторов, как Д.М. Чечот, К.С. Банченко-
Любимова, М.А. Викут, А.Ф. Клейнман, С.В. Курылев, Ю.И. Лутченко,
В.М. Перфильев2.
1 См., напр : Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 4 августа
1994 г. // ВВС РФ. 1994. № 10. С. 3.
2 Чечот Д.М. Участники гражданского процесса, 1960. С. 177-178; Банченко-Любимова
К.С. Участие прокурора в суде первой и второй инстанций по гражданским делам. М, 1963;
Викут М.А. Стороны - основные лица искового производства. Саратов, 1968. С. 44-46; Клейн-
ман А.Ф Советский гражданский процесс. М , 1954. С 129; Курылев С.В. Объяснения сторон
как доказательство в советском гражданском процессе. М., 1956; Лутченко Ю.И. Процессу-
альное положение прокурора, предъявившего иск в гражданском процессе // Сов. ГиП. 1977.
№ 5. С. 128-131; Перфильев В.М. Правовое положение прокурора, предъявляющего иск по
новому гражданско-процессуальному законодательству // Сборник аспирант, работ. Сверд-
ловск, 1964. Вып. 4. С. 124.
Глава 7. Прокурор в гражданском судопроизводстве 205
Однако другие ученые' оспаривают правомерность подобного подхо-
да к определению процессуального статуса прокурора, предъявившего
иск (заявление), справедливо полагая, что конкретное положение проку-
рора в судебном процессе обусловлено процессуальной формой его уча-
стия в деле. В случаях предъявления прокурором иска (подачи заявления),
то есть участия в деле в инициативной форме, прокурор всегда занимает в
процессе положение стороны в процессуальном смысле, то есть процессу-
ального истца. Данный вывод может быть подкреплен следующими сооб-
ражениями.
Ученые и практики, выступающие против признания прокурора,
предъявившего иск, стороной (процессуальным истцом) обычно ссылаются
на то обстоятельство, что прокурор не является и не предполагается субъ-
ектом спорного материального правоотношения. На этом основании делал-
ся вывод о том, что прокурор не способен быть стороной процесса по спору
о субъективных правах и юридических обязанностях. Однако такой вывод
и его аргументация носят сугубо формалистический характер. Дело в том,
что «участие в спорном материальном правоотношении» нельзя абсолюти-
зировать и понимать буквально, то есть как непременный (обязательный)
признак стороны. В этой связи уместно вспомнить о существовании инсти-
тута ненадлежащей стороны (ненадлежащего истца). Действующее граж-
данско-процессуальное законодательство (ст. 36 ГПК) предусматривает
возможность возникновения таких ситуаций, когда сторонами процесса
(истцом и ответчиком) выступают лица, не являющиеся субъектами спор-
ного материального правоотношения. Ненадлежащий истец, будучи полно-
правным участником гражданского судопроизводства, которого нельзя
удалить из процесса вопреки его воле и желанию, тем не менее не вправе
рассчитывать на решение суда в свою пользу, потому что не является упра-
вомоченной стороной материального правоотношения, и, следовательно, не
' См.,напр.: Аргунов В.Н. Участие прокурора в гражданском процессе. М: Изд-во Моск.
ун-та, 1991. С. 45-46; Козлов А.Ф. Взаимоотношения суда первой инстанции и прокурора при
рассмотрении гражданского дела // Уч. труды юрид. ин-та. Свердловск, 1969. Вып. 9. С. 228;
Комиссаров К.И. Возбуждение гражданских дел по требованию прокурора - мера повышения
эффективности правового регулирования // Вопросы теории и практики прокурор, надзора.
Свердловск, 1979. С 91; Осокгша Г.Л. О процессуальном положении прокурора, предъявив-
шего иск// Новая Конституция СССР и вопросы государства и права. Томск, 1979. С. 134-135;
Она же. Процессуальное положение прокурора, предъявившего иск в гражданском процессе //
Проблемы совершенствования гражд.-правового регулирования. Томск, 1987. С. 296-306;
Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М.. Мельников А.А. Проблемы судебного права.
М.: Наука, 1983. С. 49-51; Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального
права, 1970. С. 190-191; Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса, 1979.
С. 102-106.
206 Раздел П. Лица, участвующие в деле
ему принадлежит спорное право или законный интерес. Следует заметить,
что противники признания прокурора, предъявившего иск, стороной по
указанной выше причине все же признавали тот факт, что стороной про-
цесса по гражданскому делу может быть также лицо, не являющееся субъ-
ектом спорного правоотношения. Например, по мнению С.В. Курылева,
понятие сторон в процессе может не совпадать по своему объему с поняти-
ем сторон в материальном правоотношении1.
Кроме этого, ГПК предусматривает возможность защиты не только
своего, но и чужого права или охраняемого законом интереса (пп. 2 и 3
ст. 4, ст. 41 и 42 ГПК). Поскольку юридическим средством такой защиты
является иск, то всякое лицо, использующее его по прямому предписанию
закона от собственного имени, должно именоваться истцом. При этом ли-
цо, защищающее свое субъективное право или интерес как предполагаемый
его носитель (то есть управомоченный субъект спорного материального
правоотношения), является истцом в материально-правовом смысле. Лицо,
защищающее от своего имени чужое субъективное право или интерес и,
следовательно, не являющееся субъектом спорного материального право-
отношения, занимает в процессе положение истца в процессуальном смыс-
ле. Поскольку согласно п. 2 ст. 4 и ст. 41 ГПК прокурор вправе предъявлять
иски от своего имени в защиту чужих субъективных прав и законных инте-
ресов, то, участвуя тем самым в деле в инициативной форме, он занимает
положение истцовой стороны. В связи с этим возникает вопрос, можно ли
считать прокурора истцом в полном смысле этого слова? Чтобы ответить
На поставленный вопрос, необходимо рассмотреть другой аргумент про-
тивников признания прокурора, предъявившего иск, стороной.
По мнению Д.М. Чечота, М.А. Викут и других ученых, отрицающих
возможность признания прокурора стороной, объем процессуальных прав и
обязанностей прокурора отличается от объема процессуальных прав и обя-
занностей сторон - предполагаемых субъектов спорного правоотношения.
Из этого следовал вывод о невозможности признания прокурора стороной.
Действительно, процессуальные права и обязанности прокурора, а также
иных лиц, защищающих от своего имени чужие права и законные интере-
сы, несколько отличаются от соответствующих прав и обязанностей лиц,
защищающих свои права и интересы. Например, в отличие от истца в мате-
риально-правовом смысле прокурор, предъявивший иск, не несет бремя
судебных расходов и прежде всего расходов по оплате государственной
пошлины за подачу искового заявления; на него не распространяется обя-
' Курылев С.В Объяснения сторон как доказательство в советском гражданском процес-
се. С. 10.
Глава 7. Прокурор в гражданском судопроизводстве 207
занность по соблюдению предварительного внесудебного порядка разре-
шения дела. Однако эти и иные отличия вполне объяснимы. «Не являясь
стороной спорного гражданского правоотношения, - писала М.А. Викут, -
прокурор и другие организации и лица, возбуждающие процесс по защите
чужого права, не могут совершать такие процессуальные действия, которые
направлены на распоряжение спорным правом, являющимся объектом су-
дебной защиты»1. Из приведенного высказывания вовсе не следует, как
полагает автор, что прокурор не может быть стороной в процессе2. Оно
свидетельствует лишь о том, что, поскольку прокурор не является субъек-
том спорного правоотношения, он не может распоряжаться не принадле-
жащим ему субъективным правом (интересом), а стало быть, нет необхо-
димости наделять его такими процессуальными правомочиями, которые
были бы направлены на распоряжение этим правом (интересом)3. Напри-
мер, прокурор, предъявивший иск в интересах гражданина или организа-
ции, не вправе заключать мировое соглашение с ответчиком. В свою оче-
редь, ответчик не вправе предъявлять против прокурора - процессуального
истца встречный иск.
Таким образом, прокурор, предъявивший иск в защиту чужого права
или интереса, наделяется законом такими же процессуальными правами и
обязанностями, что и истец - предполагаемый субъект спорного правоот-
ношения, кроме тех, отсутствие которых у прокурора обусловлено тем, что
он не является и не предполагается участником спорного материального
правоотношения, то есть носителем спорного права или интереса. Поэтому
прокурора по праву можно называть истцом, но истцом лишь в процессу*
альном смысле, в отличие от истцов в материально-правовом смысле, за-
щищающих свои права и законные интересы. В связи с изложенным пред-
ставляется крайне неудачным термин, предлагаемый М.А. Викут для обо*
значения лиц, предъявляющих от своего имени иски в защиту чужих прав и
интересов4. Термин «заявитель иска» дает неверный ориентир при опреде-
лении правового положения прокурора, предъявившего иск, ограничивая
его процессуальную деятельность только предъявлением иска. Более удач-
ным является термин «процессуальный истец», который вопреки мнению
некоторых ученых, подвергающих сомнению целесообразность его исполь-
' Викут М.А. Стороны - основные лица искового производства. С. 44.
2 См. также: Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России, 1999. С. 102-103 (ав*
тор главы — М А Викут).
3 См.: Осокчна ГЛ. Процессуальное положение прокурора, предъявившего иск в граж-
данском процессе, 1987. С. 300
4 Викут М.А. Указ. соч. С. 46.
208 Раздел II. Лица, участвующие в деле
зования1, наиболее полно и адекватно отражает процессуальное положение
прокурора, участвующего в деле в инициативной форме. Нельзя в таких
случаях говорить и о соучастии, потому что по смыслу ст. 35 ГПК соучаст-
никами могут быть только истцы в материально-правовом смысле. Это
объясняется тем, что в качестве своего основания соучастие предполагает
наличие у соистцов либо общих субъективных прав (интересов) при обяза-
тельном соучастии, либо однородных субъективных прав (интересов) при
факультативном соучастии. Поскольку прокурор как процессуальный истец
не является и не предполагается носителем спорного права или интереса,
нет оснований считать его соучастником в смысле ст. 35 ГПК2.
Некоторые ученые, например Ю.И. Лутченко, критиковали судебную
практику за то, что она использует термин «истец» для обозначения проку-
рора, предъявившего иск, что, по мнению вышеуказанного автора, проти-
воречит процессуальному законодательству (ст. 41 ГПК)3. Ю.И. Лутченко
прав, полагая, что действующее гражданско-процессуальное законодатель-
ство не знает таких понятий, как «сторона особого рода», «процессуальный
истец». Однако это еще ни о чем не говорит, потому что в ГПК вообще от-
сутствует определение процессуального положения прокурора, участвую-
щего в деле в той или иной форме, что как раз и служит источником разно-
гласий по данному вопросу. Обоснованный ответ на поставленный вопрос
может быть дан лишь на основе глубокого, содержательного анализа дей-
ствующего гражданско-процессуального законодательства. Законодатель,
четко отграничивший в ст. 29 ГПК стороны от лиц, предъявляющих иски в
защиту чужих прав и интересов, в последующих статьях ГПК использует
термин «сторона (истец)» таким образом, что он может быть отнесен и к
прокурору, а также иным лицам, перечисленным в п. 3 ст. 4 ГПК. Напри-
мер, при подаче искового заявления прокурор обязан выполнить требова-
ния ст. 126 ГПК, предусматривающей реквизиты искового заявления. В
частности, прокурор обязан указать в исковом заявлении обстоятельства,
которые обосновывают его требование, а также в чем заключается наруше-
ние или угроза нарушения прав, свобод или охраняемых законом интересов
их предполагаемого носителя4 (то есть истца в материально-правовом
смысле). Однако чтобы добиться устранения выявленного правонаруше-
ния, прокурор, предъявивший иск, должен не просто указать эти обстоя-
' См., напр.: Козлов А.Ф. Понятие стороны в советском гражданском процессе (в теории и
ГПК РСФСР) // Проблемы совершенствования ГПК РСФСР. Свердловск, 1975. Вып. 40. С. 28;
Полянский Н.Н. и др. Проблемы судебного права, 1983. С. 49-50.
2 Осокина Г.Л. Процессуальное положение прокурора..., 1987. С. 302.
3 Лутченко Ю.И. Указ. соч. С. 128-131.
4 См. п. 5 ст. 126 ГПК в ред. ФЗ от 7 августа 2000 г. (СЗ. 2000. № 33. Ст. 3346).
Глава 7. Прокурор в гражданском судопроизводстве 209
тельства, но и доказать суду их реальное существование. Из этого следует,
что закон (ч.1 ст.50 ГПК), возлагающий на стороны обязанность доказыва-
ния фактов, обосновывающих их исковые требования, а также возражения,
имеет в виду и тех лиц, которые предъявляют иски в защиту чужого субъ-
ективного права или интереса. Таким образом, утверждение Ю.И.Лутченко
о том, что судебная практика, применяющая термин «истец» к прокурору и
иным лицам, защищающим от своего имени чужие права и интересы, про-
тиворечит закону, несостоятельно.
Противники признания прокурора, предъявившего иск, стороной ссы-
лаются также на ч. 2 ст. 33 ГПК, где сказано, что лицо, в интересах которо-
го дело начато по заявлению лиц, имеющих по закону право на обращение
в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняе-
мых законом интересов других лиц, извещается судом о времени и месте
рассмотрения указанного дела и участвует в нем в качестве истца. По этому
поводу следует заметить, что сам законодатель не всегда придерживается
исковой терминологии при обозначении лиц, чьи субъективные права, сво-
боды и интересы защищаются прокурорским иском. Достаточно сослаться
на ч. 3 ст. 41 ГПК, где речь идет не об истце, а о лице, в защиту прав и за-
конных интересов которого прокурором предъявлен иск. Норма ч. 2 ст. 33
ГПК, на которую ссылаются противники признания прокурора стороной,
не в состоянии опровергнуть вывод о прокуроре, предъявившем иск, как
процессуальном истце, потому что указанная норма лишь уточняет процес-
суальный статус (положение) тех лиц, в интересах которых прокурором
предъявлен иск. Такое уточнение необходимо для того, чтобы показать, что
все материально-правовые последствия предъявления прокурором иска
возникают для того субъекта, чье субъективное право или интерес защища-
ется прокурорским иском.
Наконец, последнее соображение обусловлено тем, что, по мнению
противников признания прокурора процессуальным истцом, объем и ха-
рактер процессуальных прав и обязанностей прокурора совершенно не за-
висят от формы его участия в деле, потому что прокурор в гражданском
процессе всегда остается официальным представителем государства1. Про-
курор имеет одинаковые процессуальные права и обязанности как в случае
' См., напр.: Курылев С.В. Указ соч. С. 14; Гуреев П.П. Судебное разбирательство граж-
данских дел. М., 1958. С. 79; Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР: Учебное пособие.
М., 1968. С. 78; Викут М.А. Стороны - основные лица искового производства, 1968. С. 45;
Кац С/О. Прокурорский надзор в стадии судебного разбирательства // Вопросы теории и
практики прокурорского надзора. Свердловск, 1979 С. 100; Муравьева А.С. Проблемы судеб-
ного разбирательства // Актуальные проблемы теории и практики гражданского процесса. Л.,
1979. С. 163.
210 Раздел II. Лица, участвующие в деле
предъявления им иска (инициативная форма), так и в случае вступления в
уже начатое по инициативе других лиц дело (надзорная форма). Однако
такого рода утверждения далеки от правовой действительности. Конечно,
прокурор всегда, в том числе и тогда, когда предъявляет иск в интересах
других лиц, остается представителем государства, как, впрочем, любое
иное лицо, защищающее свое право или интерес, остается гражданином
или организацией. Однако данное обстоятельство не мешает субъектам
гражданского процессуального отношения, в том числе прокурору, зани-
мать в процессе вполне определенное и конкретное процессуальное поло-
жение. Используя статус процессуального истца, прокурор выполняет
стоящие перед ним как органом надзора за соблюдением законов и, следо-
вательно, официальным представителем государства, задачи наиболее оп-
тимальными способами и средствами.
Более того, если бы объем процессуальных прав и обязанностей проку-
рора не зависел от форм его участия в деле, не было бы необходимости
разграничивать его деятельность на две процессуальные формы: инициа-
тивную и надзорную. В действительности обе формы участия прокурора в
гражданском деле имеют разные процессуальные цели и, как следствие это-
го, различные по объему и содержанию процессуальные права, а также
обязанности. Участие прокурора в деле в надзорной форме преследует цель
выявления правонарушений. Участие прокурора в деле в инициативной
форме преследует цель устранения и пресечения выявленного правонару-
шения. Чтобы выявить правонарушение, необходимы свои особые способы
и средства прокурорской деятельности, отличные от способов и средств, с
помощью которых устраняется и пресекается правонарушение.
Сравнительный анализ гражданско-процессуальных норм показывает,
что участие прокурора в деле в инициативной форме отличается от участия
в надзорной форме. Прокурор, вступивший в дело, начатое по инициативе
других заинтересованных лиц (надзорная форма), осуществляет функцию
надзора' за законностью рассмотрения дела. Дача заключения по существу
дела в целом является основным и главным средством реализации указан-
ной функции. Иная цель стоит перед прокурором, предъявившим и под-
держивающим иск в процессе судебного разбирательства. Предъявление и
поддержание иска является процессуальным способом борьбы с правона-
' Термин "надзор" означает в данном случае "наблюдение" за поведением участников
процесса с целью выявления возможных правонарушений. Более подробно см.: Осокина Г.Л.
Функции прокурорскою надзора и формы участия прокурора в гражданском судопроизводст-
ве // Вопросы повышения эффективности гражданско-правового регулирования. Томск, 1980.
С. 62-64; Она же. Иск прокурора в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис. ... канд.
юрнд наук. Томск, 1980. С. 6, 9-10.
Глава 7. Прокурор в гражданском судопроизводстве 211
рушением, выявленным прокурором до и вне гражданского судопроизвод-
ства (то есть в порядке общенадзорной деятельности). Основными средст-
вами реализации прокурором функции реагирования на выявленное право-
нарушение в рамках гражданского судопроизводства (инициативная форма
участия в деле) выступают обращение в суд с исковым заявлением (ст. 41,
126-130 ГПК), отказ от иска и его изменение (ст. 41, 34, 165 ГПК), дача
объяснений по существу заявленного иска (ст. 166 ГПК), доказывание фак-
тов основания иска (ст. 50 ГПК), выступление в судебных прениях и с реп-
ликой (ст. 185, 186 ГПК). Таким образом, по действующему законодатель-
ству прокурор, предъявивший иск, наделяется законом правами и обязан-
ностями стороны, которых нет у прокурора, участвующего в деле в надзор-
ной форме.
Рассматривая иск как акт реагирования прокурора на правонарушение,
обнаруженное им до и вне гражданского процесса, нетрудно представить
себе, что прокурор приходит в процесс со сложившимся убеждением в со-

<< Пред. стр.

страница 21
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign