LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Д.М. Чечот, К.С. Юдельсон). Узость в трактовке предмета гражданского
процессуального права проявляется в том, что гражданское процессуальное
право рассматривается исключительно как общесудебное право, а граждан-
ский процесс4 отождествляется с гражданским судопроизводством. Дея-
тельность же таких юрисдикционных органов, как арбитражные и третей-
1 См. ст. 2 СК РФ. Некоторые авторы не видят существенных различий между предмета-
ми семейного и гражданского права, а поэтому относят семейное право к сфере частного гра-
жданского права См., напр.: Антокольская М.В Семейное право: Учебник М : Юристь, 1996.
С. 18,35.
2 См.: Лебедев В.М. Трудовое право: проблемы обшей части. Томск: Том. гос. ун-т, 1998. С. 24.
3 Термин «юрисдикция» в переводе с латинского языка означает «говорить о праве». В
теории, законодательстве и судебной практике данный термин используется для обозначения
полномочий соответствующих органов по разрешению юридических вопросов.
4 Термин «гражданский процесс» имеет несколько значений, поскольку используется для
обозначения: а) учебной дисциплины; б) системы гражданско-процессуальных норм как от-
расли российского права; в) общественного отношения, урегулированного нормами граждан-
ского процессуального права, то есть гражданского процессуального отношения; г) науки
гражданского процессуального права как совокупности знаний, правовых идей, взглядов,
убеждений, воззрений, объектом изучения которой выступает гражданское процессуальное
право и практика его применения. В указанном выше контексте данный термин означает гра-
жданское процессуальное отношение.
Глава 1. Гражданское процессуальное право 13
ские суды, не включается в предмет гражданского процессуального пра-
ва, потому что, по мнению представителей узкого подхода, находится за
пределами гражданско-процессуального регулирования. Нормы, регла-
ментирующие порядок рассмотрения и разрешения дел в арбитражных и
третейских судах, образуют самостоятельные процессуальные отрасли
права наряду с гражданско-процессуальным. Таков в целом лейтмотив
идеи узкого подхода к определению предмета гражданского процессуаль-
ного права.
Представители другого направления в отличие от первого широко оп-
ределяют предмет гражданского процессуального права, потому что вклю-
чают в него общественные отношения с участием не только судов общей
юрисдикции, но и арбитражных, а также третейских судив.
Основателем широкого подхода к определению предмета гражданского
процессуального права являлся покойный профессор Саратовского юридиче-
ского института (ныне Саратовская государственная академия права) Николай
Борисович Зейдер. В 1962 г. в третьем номере журнала «Правоведение» была
опубликована его статья «Предмет и система советского гражданского процес-
суального права», которая содержала развернутую систему аргументов, обос-
новывающую правомерность и необходимость широкого понимания предмета
гражданского процессуального права. Н.Б. Зейдер рассматривал в качестве
предмета гражданского процессуального права общественные отношения с
участием не только судов общей юрисдикции (то есть судебную деятельность),
но и с участием иных юрисдикционных органов, то есть деятельность арбит-
ражей, третейских и товарищеских судов, комиссий по трудовым спорам и
профсоюзных органов по рассмотрению и разрешению гражданских дел.
Однако «большинство отвергло «зейдеризацию» (шутливое выраже-
ние А.А. Добровольского) процесса, считая, что объединять все формы
защиты права под «общей крышей» гражданского процессуального права
теоретически неверно и практически бесперспективно»1. Узкий подход к
определению предмета2 гражданского процессуального права столь проч-
' См.: Гражданский процесс: Учебник/ Под ред. В.А. Мусина и др., 1997. С. 13 (автор па-
раграфа - Д.М. Чечот).
Именно такой позиции придерживаются авторы известных учебников по гражданскому
процессу См..напр : Гражданское процессуальное право России / Под ред. М С.Шакарян,
1996. С. 10-1 I; Гражданский процесс. Учебник для вузов / Отв. ред. Ю.К Осипов. М.: БЕК,
1996. С.6; Гражданский процесс / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота, 1997.
С. 4-5, 13; Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России, 1999. С.14-15, 23 (автор
главы I - И.М.Зайцев); Гражданский процесс / Под ред. М.К.Треушникова, 2000. С. 24, 26, 27;
Гражданский процесс / Под общ ред. Т.А. Беловой и др., 2000. С. 13 (автор гл. 1 - И.Н. Коляд-
ко), Цчхоцкий А.В. Гражданский процесс. Программа. Курс авторизованного изложения. Но-
восибирск: Гуманитарный ин-т, 1995. С. 32.
14 Раздел I. Основы гражданского процессуального права
но укоренился в сознании ученых-процессуалистов, что есть все основания
считать его господствующим и по сию пору.
Несмотря на резкое неприятие со стороны большинства научной обще-
ственности, идея Н.Б. Зейдера вызвала также положительный резонанс,
получив поддержку в лице таких известных ученых, как П.Ф. Елисейкин,
И.А. Жеруолис, В.Н. Щеглов'. Уместно заметить, что точка зрения
Н.Б. Зейдера становится все более популярной в современном научном
мире, ибо предложения некоторых авторов о необходимости включения
законодательства об арбитражном судопроизводстве в структуру граждан-
ского процессуального права2 есть не что иное, как фактическое признание
необходимости широкого подхода к определению предмета гражданского
процессуального права.
Итак, в чем заключается суть расхождений во взглядах ученых на
предмет гражданского процессуального права?
В основе узкого толкования предмета гражданско-процессуального ре-
гулирования (гражданского процессуального права) лежит тезис о том, что
характер процессуальной отрасли права, процессуальных норм определяет-
ся (детерминируется) природой правоприменительного органа, то есть ор-
гана, рассматривающего и разрешающего юридическое дело. В этом плане
весьма любопытны и показательны рассуждения авторов коллективной
монографии «Процессуальные нормы и отношения в советском праве»
(Под ред. И.А. Галагана. Воронеж, 1985). Правовая природа процессуаль-
ных отношений и процесса, - пишут авторы, - детерминируется не только
характером материального права (материально-правовых отношений), но и
природой самого органа, осуществляющего правоприменительную дея-
тельность, его правовым статусом, системой принципов, лежащих в основе
деятельности этого органа. При этом подчеркивается, что только вся сово-
купность указанных признаков позволяет определить сущность процесса,
процессуальной отрасли3.
' См.: Елисейкин П.Ф. Предмет и принципы советского гражданского процессуального
права: Учебное пособие. Ярославль. 1974. С. 55-56; Жеруолис И. Сущность советского граж-
данского процесса. Вильнюс: Минтис, 1969; Щеглов В.Н. Гражданское процессуальное право-
отношение. М.: Юрид. лит.. 1966 С.148-149; Он же. Советское гражданское процессуальное
право: Лекции для студентов. Томск: Иад-во Том.ун-та, 1976 С. 4-9.
: См., напр : Гражданское процессуальное право России / Под ред. М С. Шакарян. 1996.
С. 12 (автор главы — М.С. Шакарян); Судебная реформа в сфере гражданской юрисдикции:
Беседа с В. Ярковым и И Решетниковой // ХиП 1997 № 3. С. 60 (на вопрос о месте арбитраж-
ного процесса в системе гражданской юрисдикции отвечал профессор Уральской государст-
венной юридической академии В.В. Яркое).
3 См.: Процессуальные нормы и отношения в советском праве / Под ред. И.А. Галагана,
1985. С. 156.
Глава I. Гражданское процессуальное право 15
Однако данное утверждение, учитывая дальнейшие рассуждения авто-
ров указанной монографии, следует рассматривать не более как благое по-
желание, потому что при определении характера процессуальных норм
предлагается принимать во внимание, главным образом, именно природу
органа, рассматривающего и разрешающего гражданско-правовые споры'.
Таким образом, логика рассуждений сторонников узкого понимания
предмета гражданского процессуального права довольно проста: каков ор-
ган, рассматривающий юридическое дело, таким должен быть и процесс, в
рамках которого оно рассматривается. Из этого следует, что если граждан-
ское дело рассматривается судом общей юрисдикции, то нормы, регламен-
тирующие его деятельность, являются гражданско-процессуальными. Если
же гражданское дело рассматривает арбитражный или третейский суд, то
нормы, регулирующие их деятельность, не являются гражданско-
процессуальными, а процедура (порядок) разрешения гражданских дел в
арбитражных или третейских судах не является гражданским процессом.
Представители широкого подхода к определению предмета граждан-
ского процессуального права исходят в своих рассуждениях из тезиса, в
соответствии с которым характер процессуальной отрасли права, процес-
суальных норм определяется природой (характером) не правоприменитель-
ного органа, а применяемых этим органом норм материального права (ма-
териально-правовых норм). Данное обстоятельство объясняется тем, что
возникновение процесса, процессуальных отношений как юридической
процедуры рассмотрения и разрешения юридических дел обусловлено по-
требностями материальных отраслей права, необходимостью их принуди-
тельного применения соответствующими органами. Поэтому каково мате-
риальное право, подлежащее принудительному применению юрисдик-
ционным органом, таким должен быть и сам процесс, в рамках кото-
рого происходит правоприменение.
В этой связи, когда речь идет о применении норм уголовного матери-
ального права, имеет место уголовно-процессуальная процедура, уголов-
ный процесс, уголовно-процессуальное право. В случаях применения
юрисдикционными органами норм цивилистических отраслей материаль-
ного права (например, гражданского, жилищного, семейного, трудового)
речь должна идти о гражданском процессе, гражданском процессуальном
праве.
Поскольку арбитражные и третейские суды при рассмотрении юридиче-
ских дел, отнесенных законом к их ведению, применяют нормы цивилистиче-
ских отраслей материального права, то общественные отношения, склады-
'См.: Указ. соч. СМ75-176.
16 Раздел I. Основы гражданского процессуального права
вающиеся с их участием, как и отношения с участием судов общей юрисдик-
ции, должны быть включены в предмет гражданского процессуального права.
Тот критерий, которым руководствуются сторонники узкого подхода к опре-
делению предмета гражданского процессуального права, способен завести в
юридический тупик, потому что если строго ему следовать, уголовно-
процессуальное право и гражданское процессуальное право должны рассмат-
риваться как единая отрасль российского права, ибо применение норм уголов-
ного и гражданского (в широком смысле) материального права осуществляется
одним и тем же правоприменительным органом: судом общей юрисдикции1.
Однако гражданский и уголовный процессы представляют собой абсолютно
самостоятельные отрасли российского права, каждая из которых имеет свой
собственный предмет и метод правового регулирования.
Итак, природа правоприменительного органа не в состоянии объяснить
существование двух самостоятельных процессуальных отраслей. Единст-
венным критерием, позволяющим объяснить существование уголовного
процессуального права и гражданского процессуального права в рамках
единой системы российского права, является природа или характер мате-
риально-правовых (регулятивных) норм, то есть характер материальных
отраслей российского права. В связи с этим возникает вопрос: почему
именно характер материально-правовых норм (материальных отраслей
права), а не что-либо иное, определяет характер и юридическую природу
процессуальных норм (процессуальных отраслей права)? Ответ на постав-
ленный вопрос следует искать, руководствуясь той ролью, которую играют
процессуальные нормы в системе российского права.
Процессуальные отрасли права по отношению к материальным выпол-
няют вполне определенную, а именно служебную роль (служебную функ-
цию), потому что обеспечивают принудительную реализацию (примене-
ние) норм материальных отраслей права и, как следствие этого, защиту, а
также охрану соответствующих субъективных прав и охраняемых законом
интересов участников материальных правоотношений.
Таким образом, процессуальные нормы, процессуальные (охранитель-
ные) отрасли российского права призваны обслуживать потребности ма-
териальных (регулятивных) отраслей. Именно в этом и проявляется слу-
жебная роль, служебное предназначение первых по отношению ко вторым.
В этой связи соотношение материальных и процессуальных отраслей права
может быть выражено лаконичной формулой, авторство которой принад-
' Следует заметить, что попытка объединить указанные отрасли права в одну под общим
наименованием "судебное право" уже предпринималась. См.: Полянский Н.Н.. Строгович
МО, Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права М: Наука, 1983
Глава I. Гражданское процессуальное право 17
лежит К. Марксу. В своей статье «Дебаты по поводу закона о краже леса»
К. Маркс писал, что «процесс есть форма жизни материального зако-
на...»' Интерпретируя эту формулу, можно сделать следующие выводы.
Вывод первый. Поскольку гражданское процессуальное право есть
форма жизни гражданского (в широком смысле) закона (права), то в каче-
стве предмета гражданско-процессуального регулирования должна высту-
пать такая совокупность общественных отношений, в рамках которой
применяются нормы гражданского, семейного, жилищного, трудового и
иных родственных им отраслей материального права.
Вывод второй. Поскольку нормы гражданского и иных родственных
ему отраслей материального права применяются не только судами общей
юрисдикции, но и арбитражными, а также третейскими судами, то общест-
венные отношения, возникающие с участием общих, арбитражных и тре-
тейских судов в связи и по поводу применения норм гражданского и иных
родственных ему отраслей материального права, и составят предмет граж-
данского процессуального права как самостоятельной отрасли российского
права. Такой вывод вовсе не исключает некоторых различий в порядке об-
разования и деятельности общих, арбитражных и третейских судов. Однако
эти различия не столь принципиальны, чтобы противопоставлять судопро-
изводство по гражданским делам в судах общей юрисдикции судопроиз-
водству в арбитражных или третейских судах, как это делают сторонники
узкого подхода к определению предмета гражданского процессуального
права.
Деятельность судов общей юрисдикции, арбитражных и третейских су-
дов имеет ряд принципиально общих черт, к числу которых относятся:
- одинаковый предмет деятельности. Предметом деятельности общих,
арбитражных и третейских судов является рассмотрение и разрешение
гражданских (в широком смысле) дел;
1 См.: Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. I. С. 119-160. Можно по-разному относиться
к политическим и экономическим воззрениям К.Маркса, однако совершенно очевидно, что
классик марксизма сумел гениально уловить и отразить в этой формуле суть соотношения
процессуальных и материальных отраслей права, имеющую универсальное значение, несмот-
ря на то, что в самой статье речь шла о соотношении лишь уголовного права и процесса.
Пользуясь этим обстоятельством, некоторые авторы весьма скептически оценивают как саму
марксову формулу, так и следующие из нее выводы. См., напр.: Васильев A.M. Правовые кате-
гории Методические аспекты разработки системы категорий теории права. М.: Юрид. лит.,
1976. С.261; Боннер А.Т. К.Маркс о соотношении материального права и процесса//Изв. вузов.
Правоведение. 1978. № 4 С. 23-31; Грось Л.А. Научно-практическое исследование влияния
норм материального права на разрешение процессуально-правовых проблем в гражданском и
арбитражном процессе: Учебное пособие. Хабаровск, 1999. С. 4.
18 Раздел I. Основы гражданского процессуального права
одинаковая цель деятельности. Целью деятельности общих, арбит-
ражных и третейских судов является защита субъективных прав и закон-
ных интересов участников гражданских, семейных и тому подобных (то
есть горизонтальных) правоотношений;
одинаковые принципы, определяющие основные начала деятельности
общих, арбитражных и третейских судов (например, законность, устность,
юридическая истина, диспозитивность, состязательность, процессуальное
равенство);
одинаковые процессуальные институты (например, институты иска,
обеспечения иска, доказательственного права, обжалования и исполнения
судебных актов).
Исходя из вышеизложенного, гражданское процессуальное право пред-
ставляет собой систему гражданско-процессуальных норм, регулирую-
щих общественные отношения с участием общих, арбитражных, третей-
ских судов, возникающие в связи и по поводу применения норм граж-
данского, семейного, трудового и иных родственных им отраслей мате-
риального права с целью защиты и охраны субъективных прав и охра-
няемых законом интересов субъектов материальных правоотношений.
В связи с предложенным определением гражданского процессуального
права необходимо различать в его структуре три относительно самостоя-
тельных блока гражданско-процессуальных норм, то есть три его состав-
ные части. Речь идет о системе гражданского процессуального права.
Систему гражданского процессуального права образуют: во-первых,
нормы, регламентирующие порядок (процедуру) рассмотрения и разреше-
ния гражданских и иных юридических дел судами общей юрисдикции, то
есть гражданское судопроизводство; во-вторых, нормы, регулирующие
порядок (процедуру) рассмотрения и разрешения гражданских и иных
юридических дел арбитражными судами, то есть арбитражное судопро-
изводство; в-третьих, нормы, регламентирующие порядок (процедуру) рас-
смотрения и разрешения гражданских дел третейскими судами, то есть
третейское судопроизводство^.
Настоящий курс лекций посвящен характеристике гражданского судо-
производства, то есть первого блока гражданско-процессуальных норм.
' Аналогичной точки зрения по вопросу о системе гражданского процессуального права
придерживался П.Ф. Елисейкин. См.: Елисейкин П.Ф. Предмет и принципы советского граж-
данского процессуального права: Учебное пособие. Ярославль, 1974. С. 56.
Глава 1. Гражданское процессуальное право 19
1.2. Метод гражданского процессуального права
(понятие и специфические черты)
Предмет правового регулирования в виде строго определенной сово-
купности общественных отношений является хотя и необходимым, но да-
леко не единственным критерием разграничения нормативного массива на
самостоятельные правовые отрасли. Поскольку предмет правового регули-
рования как качественно обособленная совокупность общественных отно-
шений требует не любых, а только ей присущих способов и средств юри-
дического воздействия на поведение субъектов этих отношений, то каждая
отрасль права отличается от других особым методом правового регулиро-
вания'. В самом общем виде МПР представляет собой совокупность юри-
дических приемов, средств и способов воздействия, используемых законо-
дателем при регулировании общественных отношений. Другими словами,
МПР - это юридические способы и средства воздействия норм соответст-
вующей отрасли права на регулируемые общественные отношения.
Под методом гражданского процессуального права понимается сово-
купность юридических способов и средств воздействия гражданско-
процессуальных норм на отношения, возникающие в связи с рассмотрени-
ем и разрешением гражданских и иных юридических дел общими, арбит-
ражными и третейскими судами.
Значение МПР вообще и гражданско-процессуального в частности со-
стоит в том, что государство с помощью соответствующих юридических
приемов и средств воздействия на общественные отношения обеспечивает
желательное для него поведение субъектов (участников) регулируемых
отношений. Причем МПР - это такая совокупность юридических способов
и средств воздействия на регулируемые общественные отношения, которая
отражает главные юридические особенности соответствующей правовой
отрасли. Поэтому МПР выступает наиболее ярким и надежным показате-
лем юридического своеобразия и, следовательно, самостоятельности пра-
вовой отрасли .
В целом метод гражданского процессуального права характеризуется
как императивно-диапозитивный, потому что сочетает в себе как импе-
ративное (повелительное, властное), так и диспозитивное (распоряди-
тельное, инициативное) начала. При этом императивность гражданско-
процессуального МПР есть проявление публично-правовых, а диспози-
тивность - частно-правовых элементов в гражданском процессуальном
' В дальнейшем - МПР.
2 См.: Алексеев С.С. Структура советского права. М.: Юрид.лит., 1975. С. 175-176.
20 Раздел I. Основы гражданского процессуального права
праве1. Именно данное обстоятельство послужило причиной диаметрально
противоположной трактовки гражданского процессуального права. Так,
немецкие юристы относили гражданское процессуальное право к праву
публичному, тогда как датские - к праву частному . Парадокс в том, что
каждая сторона была по-своему права в своих представлениях о сущности
гражданского процессуального права вообще и гражданско-процессуаль-
ного МПР в частности, потому что все зависит от «угла зрения», от того,
что берется за точку отсчета при определении сущности гражданского про-
цессуального права.
Исходя из сути правосудия как формы реализации судебной власти,
гражданское процессуальное право является правом публичным, ибо регу-
лирует порядок осуществления судебной власти и восстановления законно-
сти. О публично-правовой природе гражданского процессуального права
свидетельствуют также государственная заинтересованность в правиль-
ном и своевременном отправлении правосудия, наделение суда властными
полномочиями, нормативная регламентация поведения участников процес-
са, общеобязательность судебных актов, «сопряженная с мерами процессу-
альной ответственности»3.
Если же за точку отсчета брать цель правосудия по гражданским и
иным юридическим делам, то в гражданском процессуальном праве четко
отслеживается частноправовое начало, ибо целью любого процесса по рас-
смотрению судами гражданских дел является защита субъективных, то
есть частных прав и законных интересов субъектов материальных правоот-
ношений.
Частноправовое начало в гражданском процессуальном праве и его ме-
тоде находит свое выражение в диспозитивности и состязательности.
Диспозитивность представляет собой «двигательное начало» гражданского
процесса, потому что предоставляет его участникам свободу (инициативу)
в распоряжении процессуальными правами: в решении вопроса о возбуж-
дении и прекращении процесса, переходе его из стадии в стадию посредст-
вом подачи иска, жалобы, заявления, отказа от иска, заключения мирового
соглашения, предъявления исполнительного листа ко взысканию и т.п. В то
' При освещении вопроса о соотношении публичного и частноправового элементов в ме-
тоде гражданского процессуального права использовались работы: Зайцев И.М. Соотношение
публично-правового и частноправового в гражданском процессуальном кодексе // Теоретиче-
ские и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции / Отв. ред. В.В Яркое. Ека-
теринбург: Гуманитарный ун-т, 1998. С. 27-32; Бабаков В.Л. Публично- и частноправовые
начала в гражданском процессуальном праве // Там же. С. 207-218.
2 См.: Бабаков В.А. Указ. соч. С. 209.
3 См.: Зайцев И.М. Указ. соч. С. 28; Бабаков В.А. Указ.соч. С. 212.
Глава I. Гражданское процессуальное право 21
же время особенность диспозитивного начала состоит в его органичной
связи с императивным элементом гражданско-процессуального МПР, по-
тому что распорядительные действия осуществляются участниками про-
цесса, как правило, под контролем суда - властвующего субъекта. Состяза-
тельность определяет порядок представления суду заинтересованными ли-
цами фактического и доказательственного материала, возможность отстаи-
вания в суде своих частных прав и законных интересов в сочетании с эле-
ментами процессуальной ответственности.
Таким образом, императивное (публичное) и диспозитивное (частно-
правовое) начала гражданско-процессуального МПР находятся в диалекти-
ческом единстве и взаимодействии1. В связи с этим особое значение приоб-
ретает вопрос оптимального (гармоничного) сочетания публичного и част-
ноправового в методе гражданско-процессуального регулирования2.
С точки зрения интересов государства и общества необходима гармо-
ничная взаимосвязь двух противоположных начал: императивности и дис-
позитивности, на что обращал внимание еще Томас Гоббс. «Граждане це-
пенеют, - писал Т. Гоббс, - если не делают ничего без прямого предписания
законов...», поэтому они «пользуются тем большей свободой, чем больше
дел законы оставляют на их усмотрение». В то же время «граждане разбе-
гаются в разные стороны, если законы позволяют им делать все...». Таким
образом, делал вывод Томас Гоббс, «обе крайности вредны, ибо законы
установлены не для устрашения, а для направления человеческих действий,
подобно тому, как природа поставила берега не для задержания течения
реки, а для того, чтобы направлять его»3.
Особо остро проблема гармонизации двух начал гражданско-
процессуального метода правового регулирования (МПР) встала перед раз-
работчиками проекта нового ГПК РФ. По мнению И.М. Зайцева, ГПК
РСФСР 1964 г. содержит немало случаев либо гипертрофированного част-
ноправового элемента и умаления публично-правового, либо, наоборот,
«резкого возвышения» публичного начала над частноправовым, в результа-
те чего умаляются интересы субъектов материальных правоотношений4,
попавших в орбиту судебного разбирательства.
Примером необоснованной гипертрофии частноправового элемента в
гражданско-процессуальном МПР может служить норма (ст. 34, 165, п. 4
ст. 219 ГПК), в соответствии с которой отказ истца от иска является без-
условным основанием прекращения производства по делу, то есть без про-
1 См.: Бабаков В.А. Указ. соч. С. 215; Зайцев И.М. Указ.соч. С. 28.
2 См.: Зайцев И.М. Указ.соч С. 29.
3 Гоббс Т. Избранные произведения. Т. 1. М, 1956. С. 381.
4 См.: Зайцев И.М. Указ. соч. С. 29.
22 Раздел 1. Основы гражданского процессуального права
верки обоснованности и законности такого отказа со стороны суда. Следует
по этому поводу заметить, что на страницах юридической печати право-
мерно ставится вопрос о необходимости восстановления прежней редак-
ции1 ст. 34, 165, п. 4 ст. 219 ГПК, предусматривавших правило, в соответ-
ствии с которым суд вправе был прекращать производство по делу лишь в
случае, если заявленный истцом отказ от иска не противоречил закону и не
нарушал права и охраняемые законом интересы других лиц (налицо эле-
мент публичности гражданско-процессуального метода).
Примером иного рода, когда имеет место необоснованное преоблада-
ние публично-правового начала над частноправовым, может служить нор-
ма ч. 2 ст. 32 ГПК РСФСР. В соответствии с указанной нормой частные
права и законные интересы гражданина, признанного судом ограниченно
дееспособным, защищает в суде его попечитель. Однако совершенно оче-
видно, что гражданин, злоупотребляющий спиртными напитками или нар-
котическими средствами, в состоянии лично или через избранного им са-

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign