LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 19
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

исхода дела по иску истца против ответчика зависит направление дальней-
шего развития взаимоотношений третьего лица без самостоятельных тре-
бований и соответствующей стороны (то есть субъекта, на чьей стороне
третье лицо участвовало в деле). Иногда третьих лиц, не заявляющих само-
стоятельных требований на предмет спора, называют пособниками (по-
мощниками) соответствующей стороны. Весьма показательно в этом отно-
шении правило ст. 462 ГК РФ, предусматривающее обязанность покупате-
ля в случае предъявления против него иска об изъятии товара по основа-
нию, возникшему до исполнения договора купли-продажи, привлекать
продавца к участию в деле; продавец, в свою очередь, обязан вступить в
дело на стороне покупателя. Статья 462 ГК определяет также последствия
нарушения указанной обязанности. В то же время необходимо помнить о
том, что правовой союз третьего лица и соответствующей стороны носит
временный и зачастую вынужденный характер в силу наличия у союзников
противоположных интересов в будущем.
Поскольку третье лицо без самостоятельных требований, вступающее в
процесс на основании определения суда и участвующее в деле с целью за-
щиты собственного юридического интереса, заинтересовано не в предмете,
а в исходе спора между истцом и ответчиком, то закон (ст. 38 ГПК) наделя-
ет его процессуальными правами и обязанностями соответствующей сто-
роны. Исключение составляют те процессуальные права и обязанности,
которые направлены на распоряжение предметом спора. Третьи лица, не
заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, не вправе из-
менять иск, заявлять отказ от иска, признавать иск, заключать мировое со-
глашение, требовать принудительного исполнения судебного решения по
спору между истцом и ответчиком.
Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет
спора, всегда выступает на стороне истца или ответчика. Поэтому его легко
спутать с такой процессуальной фигурой, как соистец или соответчик. От-
личие третьего лица от соучастника заключается в следующем:
1. Третье лицо без самостоятельных требований, участвующее в деле
на стороне истца, отличается от соистца тем, что состоит (предположи-
тельно) в материально-правовом отношении только с истцом. Что же каса-
ется ответчика, то третье лицо, участвующее в деле на стороне истца, ника-
ких материально-правовых связей с ним не имеет (см. рис. 9). Соистец в
отличие от третьего лица всегда предполагается связанным (в первую оче-
редь) с противоположной стороной, то есть с ответчиком (см. рис. 9).
Истец

Ответчик

Истец

Ответчик





Третье лицо, не заявляющее
самостоятельного требования
на предмет спора

Обязательный
соистец

Факультативный
соистец
Рис 9. Отличие третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, на стороне
истца от соистца
2. Третье лицо без самостоятельных требований, участвующее в деле на
стороне ответчика, отличается от соответчика тем, что состоит (предполо-
жительно) в материально-правовом отношении только с ответчиком. С про-
тивной стороной, то есть истцом, у третьего лица в отличие от соответчика
нет (даже предположительно) материально-правовых связей (см. рис. 10).
Соответчик, в отличие от третьего лица, всегда предполагается связанным с
противоположной стороной, то есть истцом (см. рис. 10).
Истец

Ответчик

Истец

Ответчик





Третье лицо, не
заявляющее
самостоятельных
требований на стороне
ответчика

Обязательный Факультативный
соответчик соответчик
Рис. 10. Отличие третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, на стороне
ответчика от соответчика
Таким образом, в отличие от соучастников, третьи лица, выступающие
в деле лишь на определенной стороне (на стороне истца или ответчика), не
заявляют самостоятельных требований на предмет спора, потому что не
состоят и не предполагаются состоящими в материально-правовых отно-
шениях с противоположной стороной.
6.3. Особенности участия третьих лиц
по делам о восстановлении на работе
Процессуальные особенности участия третьих лиц, не заявляющих са-
мостоятельных требований на предмет спора, по делам о восстановлении
на работе регулируются специальной нормой, а именно ст. 39 ГПК. В соот-
ветствии со ст. 39 ГПК по делам о восстановлении на работе незаконно
уволенных или переведенных работников суд вправе по своей инициативе
привлечь к участию в деле в качестве третьего лица на сторону ответчика
должностное лицо, по инициативе которого было произведено увольнение
или перевод. Установив, что увольнение или перевод были произведены с
явным нарушением закона', суд в том же процессе должен возложить на
виновное должностное лицо обязанность возместить государственному
предприятию, учреждению, организации, колхозу, иной кооперативной
организации, их объединению, другой общественной организации ущерб,
причиненный в связи с оплатой за время вынужденного прогула или за
время выполнения нижеоплачиваемой работы.
Итак, поскольку в ст. 39 ГПК идет речь об особенностях участия по де-
лам о восстановлении на работе третьих лиц, не заявляющих самостоятель-
ных требований на предмет спора, необходимо прежде всего определиться
с тем, кто конкретно и почему привлекается в процесс по делу о восстанов-
лении на работе в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятель-
ных требований на предмет спора.
Сторонами процесса по делу о восстановлении на работе выступают
предполагаемые субъекты трудового правоотношения. В соответствии со
ст. 20 ТК РФ сторонами трудового договора (и, следовательно, трудового
правоотношения) являются работник и работодатель. Это означает, что в
качестве истца по иску о восстановлении на работе выступает работник, а в
качестве ответчика - работодатель. Если иск работника о восстановлении
на работе и взыскании заработной платы за все время вынужденного про-
гула или выполнения нижеоплачиваемой работы будет судом удовлетво-
рен, то руководитель организации - работодателя (ст. 273 ТК РФ), по вине
которого имело место явное нарушение трудового законодательства и как
его следствие незаконное увольнение или перевод, обязано возместить в
соответствии со ст. 277 ТК РФ работодателю ущерб, причиненный выпла-
той денежных сумм незаконно уволенному или переведенному работнику.
' Понятие "явное нарушение закона" содержится в п. 48 постановления № 16 Пленума
ВС РФ от 22 декабря 1992 г. "О некоторых вопросах применения судами РФ законодательства
при разрешении трудовых споров" в редакции постановления № 1 Пленума ВС РФ от 15 янва-
ря 1998 г.(БВС РФ. 1993. № 3. С. 10; 1998. № 3. С. 3).
Решение суда по иску работника против работодателя о восстановлении на
работе и взыскании заработной платы может повлиять на права и обязан-
ности руководителя по отношению к руководимой им организации таким
образом, что он будет вынужден возместить ей материальный ущерб в по-
рядке рефесса (см. рис. 11).
ст.234, ст.394 ТК РФ
Работни!
(истец)

Работодател ь-opra н и за ция
(ответчик)
ст.277 ТК РФ
Руководитель организации
(третье лицо, не заявляющее
самостоятельного требования
на предмет спора)
Рис. 11. Схема участия в деле руководителя организации (ответчика) в качестве третьего лица,
не заявляющего самостоятельного требования на предмет спора
Под руководителем организации в данном случае имеется в виду физи-
ческое лицо, которое в соответствии с законом или учредительными доку-
ментами организации осуществляет руководство этой организацией, в том
числе выполняет функции её единоличного исполнительного органа (ч. 1
ст. 273 ТК РФ), включая право приема и увольнения работников. Таким
образом, речь идет об органе юридического лица или руководителе его фи-
лиала либо представительства (ст. 53 ГК РФ).
Итак, в процесс по иску работника против работодателя о восстановле-
нии на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного про-
гула или выполнения нижеоплачиваемой работы суд в соответствии со
ст. 39 ГПК обязан привлечь на сторону ответчика - работодателя его руко-
водителя, по распоряжению которого было произведено увольнение или
перевод, в процессуальном качестве третьего лица, не заявляющего само-
стоятельных требований на предмет спора, потому что в случае удовлетво-
рения иска работника руководитель организации-работо дателя, допустив-
ший явное нарушение трудового законодательства при увольнении или
переводе, обязан возместить работодателю материальный ущерб в порядке
ст. 277 ТК РФ.
Участие руководителя организации-работодателя по делам о восста-
новлении на работе в качестве третьего лица, не заявляющего самостоя-
тельных требований на предмет спора, имеет следующие процессуальные
особенности. Одна из них заключается в том, что по делам о восстановле-
186 Раздел П. Лица, участвующие в деле
нии на работе закон (ст. 39 ГПК) разрешает суду рассматривать в одном
процессе прямое требование (иск работника против работодателя- ст. 234,
394 ТК РФ) и регрессное требование (иск работодателя против виновного
должностного лица - ст. 277 ТК РФ) (см. рис.11). Обычно прямые и рег-
рессные иски (требования) рассматринаются и разрешаются судом в само-
стоятельных процессах. Поэтому, по общему правилу, суд не вправе ре-
шать вопрос о субъективных правах и юридических обязанностях третьих
лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора. Одно-
временное рассмотрение судом прямого и регрессного требований означа-
ет, что в одном и том же процессе суд разрешает не только спор о матери-
альных правах и обязанностях сторон (истца и ответчика), но и спор о ма-
териальных правах и обязанностях третьего лица, не заявляющего само-
стоятельных требований на предмет спора, и соответствующей стороны (в
деле о восстановлении на работе руководителя и ответчика-работодателя).
Другая особенность участия третьих лиц без самостоятельных требо-
ваний по делам о восстановлении на работе состоит в том, что в соответст-
вии с принципом диспозитивности (ст. 4 ГПК) суд приступает к рассмотре-
нию гражданских дел по заявлениям заинтересованных лиц, которые
вправе требовать от суда защиты своего, а в случаях, указанных в законе,
также чужого субъективного права или охраняемого законом интереса. В
порядке исключения из этого правила дела о возложении материальной
ответственности на виновных в незаконном увольнении или переводе лиц
возбуждаются согласно ст. 39 ГПК самим судом (по его инициативе), то
есть без фактического предъявления работодателем или иным управомо-
ченным лицом (например, прокурором) против руководителя организации
регрессного иска в форме искового заявления (наличие иска презюмирует-
ся законом и принимает форму судебной инициативы).
Наконец, третья особенность участия третьих лиц, не заявляющих
самостоятельных требований на предмет спора, по делам о восстановлении
на работе касается процессуального положения руководителя организа-
ции, привлекаемого в процесс для участия в деле на стороне ответчика-
работодателя. Участие руководителя организации-работодателя на стороне
ответчика в качестве третьего лица без самостоятельных требований пред-
ставляет собой редкий случай совмещения в одном субъекте (участнике
процессуального отношения) нескольких процессуальных функций',
когда одно и то же лицо выступает в процессе одновременно в разных про-
цессуальных качествах. Руководитель организации, по вине которого име-
' См. также: Кнышев В., Треушников М. Привлечение в процесс третьих лиц по делам о
восстановлении на работе // Сов юстиция. 1982. № 14.
ло место незаконное увольнение или перевод, занимает в процессе по иску
работника против работодателя о восстановлении на работе и взыскании
заработной платы за время вынужденного прогула или выполнения ниже-
оплачиваемой работы процессуальное положение трех субъектов граждан-
ского судопроизводства и, следовательно, пользуется соответствующими
процессуальными правами, а также несет соответствующие процессуаль-
ные обязанности.
Итак, по прямому иску (о восстановлении на работе и взыскании зара-
ботной платы) руководитель организации занимает положение органа ор-
ганизации-ответчика (ст. 53 ГК) или его представителя в случаях участия
в деле руководителя филиала или представительства организации-
ответчика (ст. 55 ГК)1, а также третьего лица без самостоятельных тре-
бований на стороне ответчика. По регрессному иску (о возложении матери-
альной ответственности) должностное лицо занимает процессуальное по-
ложение стороны-ответчика.
Таким образом, должностное лицо, по вине которого имело место неза-
конное увольнение или перевод, участвует в деле по иску работника против
работодателя в качестве органа или представителя ответчика, третьего лица
без самостоятельных требований и ответчика.
При анализе правовых установлений ст. 39 ГПК некоторые авторы об-
ращают внимание на весьма ограниченные рамки их применения. Речь идет
о том, что ст. 39 ГПК применима лишь по делам о восстановлении на рабо-
те работников государственных2, а также муниципальных организаций. Что
же касается частного, негосударственного сектора экономики, то возложе-
ние по инициативе суда материальной ответственности на управляющего,
причинившего незаконным увольнением или переводом работника матери-
альный ущерб собственнику, помимо и вопреки желанию последнего озна-
чало бы произвольное вмешательство в частные дела (п. 1 ст. 1 ГК РФ),
ущемление его законного интереса по собственному усмотрению распоря-
жаться своим имуществом, в том числе обременять его (п. 2 ст. 209 ГК).
' В этой связи обращает на себя внимание недостаточно корректное определение процес-
суального статуса должностного лица (по терминологии ныне действующего ТК РФ - руково-
дителя организации-работодателя), содержащееся в абз. 3 п 48 постановления № 16 Пленума
ВС РФ от 22 декабря 1992 г. (Б13С РФ. 1993. № 3. С.10). Должностное лицо, по вине которого
имело место незаконное увольнение, является в соответствии со ст. 53 ГК органом юридиче-
ского лица. И только в случаях, предусмотренных ст. 55 ГК, о нем можно говорить как о пред-
ставителе ответчика.
2 См., напр.: 1'рось Л. Участие третьих лиц в гражданском процессе //ХнП. 1991. № 3.
С. 40; Шакарян Л/.С. Комментарий ст. 39 ГПК // Комментарий к ГПК РСФСР (научно-
практический) / Под ред. М.С. Шакарян. М: Юристъ, 2000. С. 126-127.
JS8 Раздел П. Лица, участвующие в деле
Вместе с тем нельзя согласиться с общей негативной оценкой нормы
ст. 39 ГПК, послужившей основанием для рекомендации по исключению ее
из состава ГПК. Пока существуют государственная и муниципальная соб-
ственность и основанные на этой собственности организации, а также нор-
мы о материальной ответственности их руководителей за ущерб, причи-
ненный таким организациям, неразумно отказываться от использования
правоположений ст. 39 ГПК. Норма ст. 39 ныне действующего ГПК удачно
сочетает в себе частноправовой (интерес незаконного уволенного или пе-
реведенного работника) и публично-правовой (интерес РФ, субъекта РФ и
муниципального образования как собственников) интересы, отражая объ-
ективную потребность в оперативном и достаточно безболезненном для
всех заинтересованных лиц разрешении противоположных интересов в од-
ном и том же процессе. Поэтому решение рабочей группы, отказавшейся от
включения в проект нового ГПК нормы, аналогичной ст. 39 ГПК РСФСР,
представляется недостаточно взвешенным и дальновидным.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА К ГЛ. 6
Аргунов В. Участие в гражданском процессе третьих лиц с самостоятельными требова-
ниями //Сов. юстиция. 1978. № 18. С. 9.
Гапеев В.П., Д.жаникян М.В. Третьи лица без самостоятельных требований и их участие в
гражданском процессе //Реализация процессуальных норм органами гражданской юрисдик-
ции. Свердловск, 1988. С. 101-104.
Грицанов А.С. К вопросу о понятии третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требо-
ваний на предмет спора //Проблемы гражданского и трудового права и гражданского процес-
са. Томск, 1978. Вып. 2. С.107-111.
1'рось Л. О третьих лицах в гражданском и арбитражном процессе // ХиП. 1999. № 12.
С.113.
Грось Л.А. Научно-практическое исследования влияния норм материального права на
разрешение процессуально-правовых проблем в гражданском и арбитражном процессе. Хаба-
ровск, 1999 С. 103-115.
Кнышев В., Треушников М. Привлечение в процесс третьих лиц по делам о восстановле-
нии на работе // Сов юстиция. 1982. № 14.
Туманова Л.В. Участие третьих лиц как процессуальная форма обеспечения защиты ин-
тересов государства и общества в гражданском судопроизводстве // Материально-правовые и
процессуальные средства охраны и защиты интересов государства и общества. Калинин, 1988.
С. 50-60.
Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970.
С. 147-174.
Шакарян М.С. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе: Лекция. М.,
1990.
Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979. Тема 3. § 5, 6.
', Глава 7. Прокурор в гражданском судопроизводстве 189
Г:
Глава 7
ПРОКУРОР В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
7.1. Общая характеристика участия прокурора в гражданском
судопроизводстве (цели и функции; формы и основания
участия; субъекты прокурорских правомочий)
Конституционное и отраслевое законодательство РФ предусматривает
возможность участия в гражданском судопроизводстве такого субъекта
права, как прокурор. В Конституции РФ прокурору и прокуратуре посвя-
щена лишь одна ст. 129, которая помещена в гл. 7 «Судебная власть». Не-
смотря на это, прокуратура не является частью судебной власти, хотя и
связана с нею тесно. В соответствии с ч. 1 ст. 129 Конституции РФ проку-
ратура составляет единую централизованную систему с подчинением ни-
жестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ1. Что
касается конкретной регламентации организации и деятельности прокура-
туры РФ, то ч. 5 ст. 129 Конституции отсылает к федеральным законам.
Порядок участия прокурора в гражданском судопроизводстве регла-
ментируется нормами ФЗ «О прокуратуре РФ» 1992 г. в редакции ФЗ 1995
и 1999 гг. (ст. 1, 22, 23, 27, 28, 35, 36, 37)2, ГПК РСФСР (например, п. 2
ст. 4, ст. 41). С момента вступления в силу ФЗ от 7 августа 2000 г. «О вне-
сении изменений и дополнений в ГПК РСФСР»3 ст. 12 ГПК, озаглавленная
«Прокурорский надзор в гражданском- судопроизводстве», хотя и утратила
силу, однако сам институт участия прокурора в гражданском судопроизвод-
стве остался без изменений. При решении вопросов, связанных с участием
прокурора в гражданском судопроизводстве, немаловажное значение имеет
постановление № 5 Пленума ВС РФ от 27 апреля 1993 г. «О некоторых во-
просах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о
признании правовых актов противоречащими закону», действующему в ре-
дакции постановления Пленума ВС РФ № 10 от 25 октября 1996 г. и поста-
новления Пленума ВС РФ № 19 от 25 мая 2000 г.4
Деятельность прокурора представляет собой специфический вид госу-
дарственной деятельности. Специфика обусловлена тем, что по российско-
му законодательству (ст. 1, 21, 26 ФЗ о прокуратуре РФ) прокуратура РФ
как единая федеральная централизованная система органов с подчинением
' См. также: Скуратов Ю. Полномочия прокуратуры во взаимоотношениях с судебной
' системой // Рос. юстиция. 1999. № 3. С. 13.
2 См.: Вед. РФ. 1992. № 8. Ст. 366; СЗ. 1995. № 47. Ст. 4472; СЗ. 1999. № 7. Ст. 878.
3 См.: СЗ. 2000. № 33. Ст. 3346.
4 ВВС РФ. 1993. № 7. С. 8; 1997. № I.C. 14; 2000. № 7. С. 1.
19Q Раздел II. Лица, участвующие в деле
нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ
осуществляет от имени РФ надзор1, во-первых, за соблюдением Конститу-
ции РФ и исполнением действующих на территории РФ законов всеми ор-
ганами власти и управления, должностными лицами, включая руководите-
лей коммерческих и некоммерческих организаций, а также судебных при-
ставов; во-вторых, за соответствием правовых актов органов и должност-
ных лиц законам РФ; в-третьих, за соблюдением прав и свобод человека и
гражданина органами власти и управления, а также их должностными ли-
цами. Из этого следует, что целями прокурорского надзора как специфи-
ческой сферы государственной деятельности, определяющими роль и место
прокуратуры в системе государственных органов, являются обеспечение
верховенства Конституции РФ и федеральных законов; обеспечение един-
ства и укрепления законности; защита прав и свобод человека и граждани-
на, а также охраняемых законом интересов государства и общества. Таким
образом, на органы прокуратуры возложена задача по охране и защите ча-
стных и публичных интересов. Особенно ярко это проявляется в сфере
гражданского судопроизводства.
1 На страницах юридической печати ведется дискуссия о роли и месте прокуратуры в со-
временной системе государственных органов. См., напр.: Рос. юстиция. 1994. № 8, 10, 11, 12;
1995. № 1,2, 3, 4. Ряд авторов, искаженно трактующих сущность прокурорского надзора как
одной из разновидностей государственной деятельности, выступает за его ликвидацию. См.,
напр.: Радутная Н. Рецензия на книгу: Савицкий В. Организация судебной власти в РФ // Рос.
юстиция. 1997. № 7. С.63; Радченко В. Судебную власть - в центр правовой реформы // Рос.
юстиция. 1999. № 10. С.4; Похмелкин В. Участие прокуратуры в рассмотрении гражданских
дел - юридический атавизм // Рос. юстиция. 2001. № 5. С. 6-7. Опасность искаженного пред-
ставления о сущности прокурорского надзора заключается в том, что оно служит идеологиче-
ским прикрытием, своего рода оправданием необоснованного сужения прокурорских полно-
мочий вплоть до лишения прокуратуры ее надзорной функции. Однако, как правильно заме-
тил С.Кехлеров, "без прокуратуры с ее надзорными функциями, без ее квалифицированной
бесплатной и оперативной помощи общество может оказаться в очень незавидном положе-
нии". См.: Новый плохой закон опасней плохого старого: Интервью зам. Генерального проку-
рора Сабира Кехлерова // Рос. газета. 2001. 27 апр. Необходимость сохранения за прокурату-
рой надзорной функции признается как учеными, так и практиками. См., напр.: Божьев В.
Прокуратура России: какой ей быть? // Рос. юстиция. 1995. № 9. С.48-49; Власов В., Фадеев В.,
Ломовский В. У прокурора и судьи разные функции // Рос. юстиция. 1995. № 9. С.51; Капиш-
ников В. Прокуроры - за укрепление независимости суда // Рос. юстиция. 1996. № 2. С. 25;
Добрынин А. Общий надзор прокуратуры надо сохранить // Рос. юстиция. 1999. № 1. С. 22;
Аликов В.Р. Развитие законодательства об участии прокурора в гражданском процессе России
XVIII-XX веков // Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М, 2001. С, 7, 13, 15; Шалумов М. Су-
дебный контроль и прокурорский надзор: не междоусобица, а взаимодействие // Рос. юстиция.
2001. №4. С. 15-16.
Глава 7. Прокурор в гражданском судопроизводстве J91
Участие прокурора в гражданском судопроизводстве преследует две
цели': во-первых, выявление правонарушений в деятельности суда, его
должностных лиц, судебных приставов, а также иных участников граждан-
ского судопроизводства; во-вторых, устранение выявленных правонару-
шений средствами и способами, предусмотренными нормами Закона о про-
куратуре и ГПК. Цели прокурорского надзора в гражданском судопроиз-
водстве обусловливают, в свою очередь, его функции. Под функциями про-
курорского надзора понимаются основные направления прокурорской дея-
тельности.
К числу функций прокурорского надзора в гражданском судопроизвод-
стве относятся: 1) функция реагирования на выявленное правонарушение с
целью его пресечения и устранения негативных последствий; 2) функция
надзора, то есть наблюдения за процессуальным поведением участников
гражданского судопроизводства с целью выявления правонарушений в про-
цессе рассмотрения дела, жалобы, протеста или исполнения судебного ак-
та, а также их предупреждения'.
Наличие двух функций прокурорского надзора как двух основных на-
правлений деятельности прокурора обусловливает необходимость его уча-
стия в гражданском судопроизводстве в двух процессуальных формах: ини-
циативной и надзорной.
Под инициативной формой участия прокурора в гражданском процессе
понимается такая его деятельность, которая направлена на возбуждение
дела или производства путем предъявления иска, подачи заявления, прине-

<< Пред. стр.

страница 19
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign