LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 12
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

дательстве можно вычленить три положения, раскрывающие принцип
гласности со стороны прозрачности (открытости, доступности) судебных
актов. Первое закреплено в ГПК. В соответствии с ч. 5 ст. 9 ГПК решения
судов во всех случаях (имеются в виду случаи слушания дела в открытом и
закрытом судебном заседании) провозглашаются публично. Второе поло-
жение предусмотрено в ст. 47 Закона РФ «О средствах массовой информа-
ции», закрепляющей право журналиста получать доступ к документам и
материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, со-
ставляющие государственную, коммерческую или иную специально охра-
няемую законом тайну; копировать, публиковать, оглашать или иным спо-
собом воспроизводить документы и материалы. Наконец, третье положе-
ние, раскрывающее принцип гласности судопроизводства со стороны про-
зрачности судебных актов, закреплено в ч. 2 ст. 46 Закона РФ «О защите
прав потребителей» в редакции ФЗ от 9 января 1996 г.2 В соответствии с
указанной нормой в случае удовлетворения иска о защите интересов неоп-
1 См.: Лебедев В. Указ. соч. С.З.
2 См.: СЗ. 1996 № 3. Ст. 140. Следует заметить, что и по другим категориям дел суд обя-
зан обеспечить через средства массовой информации доведение до сведения общественности
содержания судебных решений Например, в соответствии с п. 9 постановления № 5 ПВС РФ
от 27 апреля 1993 г. в редакции постановления № 19 ПВС РФ от 25 мая 2000 г. "решение по
делу о признании противоречащим закону нормативного правового акта или сообщение о
таком решении должно быть опубликовано в средстве массовой информации, в котором был
опубликован данный нормативный акт, о чем следует указать в резолютивной части решения.
В необходимых случаях суд в резолютивной части решения вправе обязать редакцию СМИ
опубликовать сообщение о признании недействительным иного правового акта, если он был
опубликован данным СМИ" (ВВС. 1993. № 7; ВВС. 2000. № 7. С. 2).
112 Раздел I. Основы гражданского процессуального права
ределенного круга потребителей суд обязывает правонарушителя (ответчи-
ка по делу) довести в установленный судом срок через средства массовой
информации или иным способом до сведения потребителей решение суда.
В целом же для получения доступа публики и прессы к судебным актам
требуется специальное разрешение судьи или председателя суда. Практика
выработала несколько форм распространения судебных постановлений1:
а) опубликование обобщений и обзоров судебной практики, а также обоб-
щений судебной практики в форме постановлений Пленума Верховного Суда
РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в специализированных изданиях
(Бюллетене ВС РФ, Вестнике ВАС РФ, журналах «Российская юстиция», а
также «Хозяйство и право»); б) опубликование материалов судебной прак-
тики в средствах массовой информации. С момента создания Гильдии судеб-
ных репортеров и издания ею с 1998 г. «Бюллетеня Агентства судебной ин-
формации (обозрение судебных новостей)» появился еще один источник
распространения судебных актов; в) опубликование судебных актов в элек-
тронном виде. В настоящий момент всеобщей электронной базы судебных
актов в России не существует. В стадии формирования находится электрон-
ная база решений Верховного Суда РФ, базы решений судов субъектов Фе-
дерации и как исключение - базы решений районных судов (тип: локальные,
контролируемый доступ). Процесс по созданию тотальных электронных баз
судебных актов с открытым доступом находится в начальной стадии. Так,
Гильдия судебных репортеров при поддержке Фонда «Евразия» разворачи-
вает проект по созданию тотальных баз судебных актов с открытым досту-
пом в городе Нижний Новгород2.
Кроме этого, в постановлении V Всероссийского съезда судей выраже-
но намерение судейского сообщества укреплять взаимодействие со средст-
вами массовой информации, а также поддержана инициатива Конституци-
онного, Верховного, Высшего Арбитражного Судов РФ и иных федераль-
ных судов по размещению судебных актов в Интернете. Участники научно-
практической конференции, проводившейся в рамках проекта «Прозрач-
ность правосудия», пришли к выводу о необходимости применения совре-
менных технологий для хранения судебных актов и доведения их до сведе-
ния публики и прессы. Одним из наиболее доступных, всеобъемлющих и
эффективных средств распространения значительных объемов информа-
ции, в частности судебных актов, до неограниченного круга лиц, признан
Интернет. Участники научно-практической конференции, посвященной
проблемам открытого правосудия и расширения доступа к судебным по-
' См.: Горбуз А. Указ. соч. С. 37-38.
1 Там же. С. 38.
Глава 4. Принципы гражданского процессуального права 113
становлениям, в своих рекомендациях указали на необходимость принятия
совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума
Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам использования возможно-
стей электронных локальных сетей и Интернета для размещения в них су-
дебных актов1.
Принцип гласности судопроизводства имеет важное практическое зна-
чение, так как «поднимает нравственный уровень судебного мира, развива-
ет в нем чувство законности, достоинства и приличия, усиливает доверие
общества к суду»2.
Государственный язык судопроизводства как принцип непосредст-
венно закреплен в ст. 10 ФКЗ «О судебной системе РФ» , ст. 8 ГПК, ст. 18
Закона РФ «О языках народов РФ» от 25 октября 1991 г. в редакции ФЗ от
24 июля 1998 г.3
Согласно ст. 10 ФКЗ «О судебной системе РФ», ст. 18 Закона о языках
народов РФ судопроизводство и делопроизводство в Конституционном
Суде РФ, Верховном Суде, Высшем Арбитражном Суде РФ... ведется на
государственном языке РФ. Судопроизводство и делопроизводство в дру-
гих федеральных судах общей юрисдикции могут вестись также на госу-
дарственном языке республики, на территории которой находится соответ-
ствующий суд. Судопроизводство и делопроизводство у мировых судей
ведутся на государственном языке РФ или на государственном языке рес-
публики, на территории которой находится соответствующий суд.
В соответствии со ст. 68 Конституции РФ, п. 1 ст. 3 Закона РФ «О язы-
ках народов РФ» в редакции 1998 г. государственным языком РФ на всей ее
территории является русский язык. Вместе с тем республики вправе уста-
навливать свои государственные языки. Под государственным языком по-
нимается язык официальных документов государства, язык официальных
процедур, осуществляемых от имени государства, язык официального об-
щения внутри государства. Таким образом, государственный язык пред-
ставляет собой язык, который в обязательном порядке обязаны использо-
вать все субъекты права в сферах, обеспечивающих установление единства
понимания и оформления государственной воли и государственного право-
вого регулирования4.
'См.: Рос. юстиция. 2001. №2. С. 79.
2 Малышев Кронид. Курс гражданского судопроизводства, 1876. С. 354. О значении глас-
ности для правильного отправления правосудия см. также: Васьковский Е.В. Учебник граж-
данского процесса, 1917. С. 116-118.
! См : Вед. РСФСР. 1991. №50. Ст. 1740; СЗ. 1998. № 31. Ст. 3804.
4 См.: Ермошин Г. Государственно-правовые аспекты языковых отношений // Рос. юсти-
ция. 1998. №3. С. 19.
114 Раздел I. Основы гражданского процессуального права
В соответствии со ст. 8 ГПК принцип государственного языка судо-
производства означает, во-первых, что все делопроизводство в суде ве-
дется на государственном языке. Иными словами, процессуальные доку-
менты: исковые заявления, жалобы, ходатайства, протокол судебного за-
седания, судебные акты и прочие материалы дела должны быть составле-
ны на государственном языке. Во-вторых, принцип государственного
языка судопроизводства означает, что само судоговорение, а также обще-
ние участников процесса и других лиц с судом вне рамок судебного раз-
бирательства по конкретному делу осуществляется на государственном
языке судопроизводства. Однако для лиц, не владеющих государствен-
ным языком, установлены следующие гарантии: а) право делать заявле-
ния и заявлять ходатайства, давать объяснения и показания, выступать в
суде на родном языке либо на любом свободно избранном языке обще-
ния, а также пользоваться услугами переводчика (ч. 3 ст. 10 ФКЗ о судеб-
ной системе РФ, п. 3 ст. 18 Закона о языках народов РФ в редакции 1998
г., ч. 2 ст. 8 ГПК); б) судебные документы, составленные на государст-
венном языке судопроизводства, вручаются лицам, участвующим в деле,
в переводе на их родной язык или на другой язык, которым они владеют
(ч. 3 ст. 8 ГПК).
Таково содержание принципа государственного языка судопроизводст-
ва, в реализации которого имеются некоторые проблемы, связанные с мно-
гоязычием государственного языка. По действующему законодательству
судопроизводство и делопроизводство в Верховном Суде РФ и военных
судах ведутся исключительно на государственном языке РФ, то есть рус-
ском. Судопроизводство и делопроизводство в иных федеральных судах
общей юрисдикции, а также у мировых судей могут вестись также на госу-
дарственном языке республики, на территории которой находится соответ-
ствующий суд. Если учесть, что в каждой республике функции государст-
венного языка возложены не на один, а на два и более языков (например,
для Дагестана государственными языками являются русский и все языки
народов Дагестана, число которых по некоторым подсчетам около трина-
дцати1), то многоязычие в судебной деятельности при отправлении право-
судия от имени одного и того же государства - РФ, опирающейся на еди-
ную законодательную базу, подрывает единство судебной системы РФ,
нарушает принцип гласности судопроизводства, затрудняет реализацию
требований общеобязательности и исполнимости судебных актов". Кроме
1 См . напр.: Ермоишн Г. От закона о языках народов РСФСР к закону о государственном
языке РФ // Рос. юстиция. 1999 № 4. С. II.
2 Ермоишн Г. Государственно-правовые аспекты языковых отношений. С. 20; Он .we.
Язык судопроизводства: правовые вопросы и решения // Рос. юстиция. 1998. № 9. С. 37, 38.
Глава 4. Принципы гражданского процессуального права ] /J
того, многоязычие государственного языка судопроизводства приводит к
«нормативному размыванию» государственной функции государственного
языка РФ в государственно-правовой сфере его функционирования. Госу-
дарственный язык, являясь фундаментальным государствообразующим фак-
тором, должен выполнять в сфере правового регулирования интеграционную,
а не центробежную функцию1. В этой связи представляется весьма актуальным
предложение о законодательном закреплении языкового суверенитета госу-
дарства, от имени которого осуществляется правосудие2, то есть моноязычие
государственного языка судопроизводства.
4.3. Принципы судебной истины, законности и обоснованности
Судебная3 истина. Принцип судебной истины представляет собой та-
кое нормативно-руководящее начало гражданского процессуального права,
в соответствии с которым движение судебного процесса по конкретному
гражданскому или иному юридическому делу должно идти в направлении
использования всех предусмотренных гражданско-процессуальными нор-
мами средств для достоверного, а в случае невозможности или предусмот-
ренной законом нецелесообразности - вероятного установления обстоя-
тельств, имеющих значение для правильного разрешения дела по сущест-
ву4. В связи с изменениями гражданско-процессуального законодательст-
ва5, а также подготовкой проекта ГПК РФ на страницах юридической печа-
ти развернулась острая дискуссия по вопросу об истине как принципе су-
допроизводства. Наиболее обоснованной представляется позиция тех авто-
ров, которые настаивают на существовании такого принципа судопроиз-
водства, как судебная (юридическая, формальная) истина6. Причем, как
1 Ермошин Г. Государственно-правовые аспекты языковых отношений. С. 20-21.
2 Более подробно об этом см.: Ермошин Г. Язык судопроизводства: правовые вопросы и
решения // Рос. юстиция 1998. № 9 С 38-39.
3 Обоснование данного термина для обозначения принципа судопроизводства см.: Ьон-
нерА.Т. Установление обстоятельств гражданских дел. М.: Городец, 2000. С. 59, 65.
4 См. также: Курылев С.В. Понятие и гарантии принципа объективной истины // Труды
ВЮЗИ / Отв. ред. М.С. Шакарян. Т. 51. М.,1977. С. 7.
5 См.: ФЗ от 27 октября (30 ноября) 1995 г. "О внесении изменений и дополнений в ГПК
РСФСР" // СЗ. 1995. № 49. Ст 4696.
6 См., напр.: Александров А. О значении концепции объективной истины // Рос. юстиция.
1999. № 1. С. 23-24; Афанасьев С.Ф. Принцип истины и права граждан в российском граждан-
ском процессе // Вестник СГАП. № 1(16). Саратов. 1999. С. 47-49; Байрамуков З.А., Гро- мое
Н.А.. Галкин В А. Установление истины при рассмотрении гражданских дел по вновь открыв-
шимся обстоятельствам // Арбитражный и гражданский процесс. 2000. № 1. С. 24-25; Боннер А. Т.
Установление обстоятельств гражданских дел С. 10 и другие; Жилин Г.А. Цели гражданского
судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции. М., 2000. С. 62-63; Зыков В. Суд или
школа красноречия // Рос. газета. 2000. 1 нояб.; Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М.: Городец,
1999. С 124; Фурсов Д.А. Предмет, система и основные принципы арбитражного процессуально-
го права (проблемы теории и практики). М.: Инфра-М, 1999. С. 381.
11 (5 Раздел 1. Основы гражданского процессуального права
верно заметил А.Т. Боннер, одной из причин нигилистического отношения
некоторых ученых к принципу судебной истины явилось то обстоятельст-
во, что в результате изменений и дополнений, внесенных в ГПК РСФСР ФЗ
от 30 ноября 1995 г., изменился способ его нормативного закрепления. Тек-
стуальный (непосредственный) способ закрепления принципа истины (см.
прежнюю редакцию ст. 14 и 50 ГПК) сменился смысловым (косвенным),
когда существование и содержание принципа выводится из общего смысла
ряда норм ГПК (см. гл. 6, 14-161, 34, 35, 35/1, 36 и 37 ГПК).
Поскольку главной задачей гражданского судопроизводства является
правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты
нарушенных или оспоренных прав, свобод и охраняемых законом интере-
сов субъектов правовых отношений (ст. 2 ГПК), то по своему содержанию
принцип судебной истины, прежде всего, означает право и обязанность
суда устанавливать действительно существующие факты, имеющие значе-
ние для правильного разрешения дела. Для этого суд обязан на этапе под-
готовки дела к судебному разбирательству правильно определить круг под-
лежащих установлению юридических фактов (предмет доказывания) и по-
ставить их на обсуждение, даже если заинтересованные лица на какие-либо
из них не ссылались (ч. 2 ст. 50, п. 1 ст. 141 ГПК). В процессе судебного
разбирательства дела суд обязан: обеспечить полное, всестороннее и объ-
ективное выяснение всех обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон
(ч. 2 ст. 145 ГПК); возобновить рассмотрение дела по существу, если при-
знает необходимым выяснить новые обстоятельства, имеющие значение
для дела (ч. 2 ст. 188 ГПК); в момент совещания по делу при вынесении
решения определять, какие обстоятельства, имеющие значение для дела,
установлены и какие не установлены. Если возникнет необходимость вы-
яснения новых обстоятельств, выносится определение о возобновлении
рассмотрения дела по существу (ст. 194 ГПК). Кроме того, суд вправе вый-
ти за пределы заявленных истцом требований, если признает это необхо-
димым для защиты прав и охраняемых законом интересов истца, а также в
других случаях, предусмотренных законом (ст. 195 ГПК).
Последствием нарушения принципа судебной истины в части установ-
ления действительных обстоятельств дела является отмена судебного акта
в апелляционном (ч. 1 ст. 318/11 ГПК), кассационном (пп. 1, 3, 4 ст. 306,
п. 3 ст. 307 ГПК), надзорном (п. 1 ст. 330 ГПК) порядке, а также по вновь
открывшимся обстоятельствам (пп. 1, 3, 4 ст. 333 ГПК).
Так как познание судом юридически значимых для дела обстоятельств
осуществляется с помощью судебных доказательств, то вторую состав-
ляющую принципа судебной истины образуют положения ГПК, опреде-
' Боннер А. Т. Указ. соч. С. 51 -53, 60.
Глава 4. Принципы гражданского процессуального права HJ
ляющие порядок работы суда с доказательствами (доказательственным ма-
териалом). Несмотря на то, что обязанность доказывания юридических
фактов и представления доказательств закон возлагает на заинтересован-
ных лиц (ч. 1 и 3 ст. 50 ГПК), суд обязан тем не менее оказывать им всяче-
ское содействие и помощь под страхом отмены судебного решения по мо-
тиву недоказанности обстоятельств, имеющих юридическое значение для
дела, которые суд посчитал установленными (п. 2 ст. 306 ГПК).
Поскольку деятельность суда по установлению фактов, имеющих зна-
чение для дела, на основе исследования и оценки им доказательств ограни-
чена во времени, пространстве, а также специально установленными в за-
коне запретами, возможность установления судом истины, и, следователь-
но, сам принцип судебной истины нельзя толковать (понимать) буквально.
В данном случае имеется в виду следующее. Существующие в законода-
тельстве ограничения в исследовании судом доказательственного материа-
ла: запрет на использование определенных законом средств доказывания1;
заочное решение; доказательственные презумпции (например, презумпция
вины должника-ответчика); процессуальные фикции (например, ч. 1 ст. 65,
ч. 1 ст. 70, ч. 3 ст. 74 ГПК); преюдиция (ч. 2 и 3 ст. 55 ГПК), вполне спо-
собны ограничить возможности суда по установлению действительных
обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, то есть установлению
объективной истины по делу. Поэтому понятия судебной и объективной
истины нельзя рассматривать как тождественные. Принцип объективной
истины обусловливает такое поведение суда в процессе рассмотрения и
разрешения юридического дела, которое направлено на установление юри-
дических фактов и оценку доказательств с соблюдением установленных
законом правил, поэтому судебные акты считаются истинными, пока не
доказано иное2. С принципом судебной истины тесно связаны принципы
законности и обоснованности.
Законность. Истоки принципа законности гражданского судопроиз-
водства следует искать в нормах Конституции РФ (ч. 2 ст. 4, 15, 18, ч. 3
ст. 90, 115, ч. 2 ст. 120), ФКЗ «О судебной системе РФ» (ст. 3, 5, 6), ГПК
' Например, согласно ст. 54 ГПК и п. 1 ст. 162 ГК несоблюдение простой письменной
формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее
условий на свидетельские показания.
г На нетождественность понятий судебной и объективной истин указывали многие ав-
торы. См., напр.: Еписейкин П.Ф. Предмет и принципы советского гражданского процессу-
ального права. 1974. С. 83; Курылев С.В. Понятие и гарантии принципа объективной исти-
ны, 1977. С. 6-7; Александров А. О значении концепции объективной истины // Рос. юсти-
ция. 1999. № 1. С.24; Афанасьев С.Ф. Принцип истины и права граждан в российском граж-
данском процессе, 1999. С. 49; Фурсов Д.А. Указ, соч., 1999. С. 381; Жилин Г. А. Указ, соч.,
2000. С. 64.
118 Раздел I. Основы гражданского процессуального права
(ст. 1,2, 10, 13), предусматривающие положения о верховенстве Конститу-
ции РФ и федеральных законов на всей территории РФ; обязанность суда
правильно применять нормативные правовые акты при разрешении граж-
данских дел и строго соблюдать установленный порядок судопроизводст-
ва; обязательность и неукоснительность исполнения судебных актов, а
также законных требований, поручений, вызовов и других обращений
судов всеми органами государственной власти, органами местного само-
управления, общественными объединениями, должностными лицами,
физическими и юридическими лицами на всей территории России. Дру-
гими словами, принцип законности гражданского судопроизводства озна-
чает такой правовой режим в сфере судопроизводства по гражданским и
иным юридическим делам, когда суд правильно применяет нормы мате-
риального закона и строго соблюдает нормы процессуального закона, а
участники гражданского судопроизводства строго и точно исполняют
свои процессуальные обязанности, а также беспрепятственно реализуют
свои процессуальные права.
Принцип законности гражданского судопроизводства имеет важное
практическое значение, поскольку выражает органическое единство права
(как материального, так и процессуального) и его практического осуществ-
ления1, степень реального воплощения в жизнь правовых предписаний.
Некий мудрец утверждал: «Когда я приезжаю в чужое государство, я не
интересуюсь, хорошие или плохие в нем законы. Я спрашиваю - исполня-
ются ли они», ибо, как говорили древние: «Самый дурной закон лучше без-
закония» (dura lex sed lex). Практические последствия нарушения принципа
законности зависят от субъекта, его нарушившего. Нарушение судом норм
материального и (или) процессуального права влечет отмену, изменение
судебного акта (ст. 318/11, п. 4 ст. 306, ст. 330 ГПК). Несущественное на-
рушение судом норм процессуального права2 является основанием для вы-
несения вышестоящим судом в адрес нижестоящего суда - правонаруши-
теля частного определения сигнализационного характера. Например, в со-
ответствии с п. 15 постановления № 3 Пленума ВС РСФСР от 24 августа
1982 г. «О применении судами РСФСР законодательства, регулирующего
рассмотрение гражданских дел в кассационной инстанции...»3 областным и
приравненным к ним судам рекомендовано при проверке актов судов пер-
1 См.: Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. М: Юрид. лит.,
1971. С. 17.
2 С точки зрения необходимости отмены незаконного судебного акта, потому что в инте-
ресах стабильности правосудия по фажданским делам не может быть отменено правильное по
существу решение суда по одним лишь формальным основаниям (ч. 2 ст. 306 ГПК)
3 ВВС РСФСР. 1982 №11. С. 7.
Глава 4. Принципы гражданского процессуального права
вой инстанции в кассационном порядке реагировать на допускаемые ими
ошибки, когда нет оснований для отмены или изменения судебного акта,
путем вынесения в адрес суда-правонарушителя частного определения.
Нарушение требований принципа законности иными субъектами граж-
данского судопроизводства (неисполнение или ненадлежащее исполнение
процессуальных обязанностей) влечет в зависимости от конкретного про-
цессуального статуса правонарушителя отказ в возбуждении дела или про-
изводства, отказ в удовлетворении требования о защите права или законно-
го интереса, применение мер принудительного характера: удаление из зала
судебного заседания, наложение штрафа, принудительный привод.
Обоснованность. Если требование законности распространяется на оба
элемента гражданской процессуальной формы: порядок совершения (несо-
вершения) процессуальных действий и документальное их оформление, то
обоснованность как принцип гражданского судопроизводства имеет более
узкую сферу действия, ибо распространяется лишь на порядок докумен-
тального оформления процессуальных действий (бездействия).
Суть принципа обоснованности гражданского судопроизводства состо-
ит в том, что всякое документальное оформление процессуального поведе-
ния (обращение к суду с заявлением, ходатайством, жалобой, протестом;
вынесение судебных актов: решений, определений, постановлений) должно
быть мотивированным. Например, в заявлении, подаваемом в суд с прось-
бой о возбуждении гражданского дела (исковое заявление), должны быть
указаны не только обстоятельства, на которых истец основывает свою
просьбу о защите субъективного права или интереса, и доказательства,
подтверждающие эти обстоятельства (п. 4 ст. 126 ГПК), но и «в чем заклю-
чаются нарушение или угроза нарушения прав, свобод или охраняемых
законом интересов истца» ( см. п. 5 ст. 126 ГПК в редакции ФЗ 2000 г.).
Согласно ст. 58 ГПК в заявлении об обеспечении доказательств должны
быть указаны не только доказательства, которые необходимо обеспечить, и
обстоятельства, для подтверждения которых необходимы эти доказательст-
ва, но и причины, побудившие заявителя обратиться с просьбой об обеспе-
чении доказательств. Далее, по действующему гражданско-процессуально-
му законодательству, лицо, ходатайствующее об истребовании письмен-
ных, вещественных доказательств, вызове свидетелей, обязано помимо все-
го прочего указать причины, препятствующие самостоятельному их полу-
чению, а также какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут
быть подтверждены этими доказательствами (ч. 2 ст. 63, ч. 1 ст. 64, ч. 3
ст. 61, ч. 2 ст. 68, ч. 1 ст. 69 ГПК).
Что касается судебных актов: решений, определений, постановлений,
то в соответствии с действующим гражданско-процессуальным законода-
120 Раздел I. Основы гражданского процессуального права
тельством выводы суда как по существу дела в целом, так и по отдельным,
частным вопросам судопроизводства должны быть мотивированными (ч. 1
ст. 192, ч. 1 и 4 ст. 197, п. 5 ст. 224, п. 6 ст. 311, ст. 332, 125/9 ГПК). Исклю-
чения из требований принципа обоснованности представляют собой случаи
вынесения решений на основе признания иска ответчиком и по делам о
расторжении брака. Согласно ч. 4 ст. 197 ГПК в случае признания иска от-
ветчиком в мотивировочной части судебного решения может быть указано
лишь на признание иска и принятие его судом. А в соответствии с ч. 6
ст. 197 ГПК решение по делу о расторжении брака может состоять только
из вводной и резолютивной частей.
Последствия нарушения принципа обоснованности судопроизводства
могут быть разными: отмена необоснованных судебных актов в апелляци-
онном или кассационном порядке (ст. 311/8, пп. 1, 2, 3 ст. 306 ГПК); отказ в
принятии заявления о выдаче судебного приказа (ст. 125/6 ГПК); оставле-
ние заявления, жалобы, протеста без движения (ст. 130, 288 ГПК).
4.4. Принципы устности, непосредственности, непрерывности
и процессуальной экономии
Устность. Принцип устности судопроизводства непосредственно за-
креплен в ч. 2 ст. 146, а также в других нормах ГПК (ч. 1 ст. 148, ч. 1
ст. 150, ст. 151, 152, ч. 1 ст. 154, ст. 155, 162, 163, 164, ч. 1 ст. 165, ст. 166,
170, 174-178, 180, 182, 184-187, 190), предусматривающих устную форму
ведения судебного заседания по делу; общения суда с участниками судеб-
ного процесса, в частности разъяснения им их процессуальных прав и обя-
занностей, а также последствий совершения ими процессуальных действий;
выслушивания объяснений, мнений сторон и иных лиц, участвующих в
деле, а также их мнения как по существу дела в целом, так и по отдельным,
частным вопросам судебного разбирательства; допроса свидетелей; огла-
шения письменных доказательств и заключения эксперта; оглашения су-
дебных актов.
Таким образом, принцип устности гражданского судопроизводства
представляет собой закрепленные в гражданско-процессуальном законе в
общей форме и конкретизированные в ряде его норм правила проведения
судебных заседаний, устанавливающие устную форму общения суда и дру-
гих участников процесса, исследования доказательственного материала и
доведения до сведения участников процесса и присутствующей в зале су-
дебного заседания публики выводов суда как по существу дела в целом, так
Глава 4. Принципы гражданского процессуального права 121
и по частным вопросам судопроизводства, путем оглашения решения, оп-
ределения или постановления'.
Принцип устности гражданского судопроизводства тесно связан с его
гласностью, потому что невозможно представить себе гласное судебное
разбирательство дела без устности, без личного общения суда с участника-

<< Пред. стр.

страница 12
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign